Два весьма показательных звонка пришли мне на телефон. И оба стали свидетельством очень неприятных вещей, которые происходят с нами.

Итак, звонок первый. Раздался он перед самыми выборами. С удивлением я услышал не просто женский голос, он принадлежал Дочери Хабаровского края. Если вы ещё не поняли, о ком речь, то это Вика Цыганова, которая всеми фибрами души по настоянию партии «Единая Россия» стремилась попасть в Государственную Думу, чтобы осчастливить своих вчерашних земляков своей работой, направленной на процветание региона.

Думаете, Вика затянула песню про «с нами бог и андреевский флаг» или про «русская водка, что ты натворила»? Как бы не так! Виктория стала агитировать прийти на выборы и проголосовать за неё, родимую. При этом апеллировала к патриотическим чувствам, православию, к тому, что «вся страна сейчас смотрит на Хабаровский край», ну и разный прочий фарш. Конечно, звонила не сама Вика, а автоответчик, который просто проиграл заранее записанный аудиотрек.

Телефонная агитация не запрещена законом, и даже в развитых странах активно используется в качестве предвыборных технологий. Что же меня возмутило? Об этом я скажу позже.

Итак, звонок второй, междугородний. Судя по коду города, сделан из Москвы. Приятный мужской голос, назвав моё имя, поинтересовался, туда ли я попал, и, узнав, что в самую точку, представился сотрудником службы безопасности Сбербанка. Далее «сотрудник» спросил, известна ли мне фамилия какой-то там дамы, данные которой я даже не запомнил. Я ответил, что впервые слышу это имя. На это «банковский служащий» отреагировал информацией о том, что на имя женщины ушли деньги с моей зарплатной карты, но, (о, чудо!) служба безопасности вовремя спохватилась и приостановила транзакцию. Прямо так и сказал — транзакцию, умное слово должно было сработать безотказно.

Далее речь пошла о том, что деньги мне, конечно, вернут, но для этого нужно сообщить параметры счёта. И я уже почти готов был это сделать, но что-то меня остановило. Хотя почему «что-то»? Во-первых, почему сотрудник предохранил мой счёт от кражи денег, но не знает моего счёта? Во-вторых, кругленькое «г», характерное для жителей южных регионов России, активно перебирающихся в поисках лучшей жизни в столицу нашей Родины, просто кричало мне в ухо: банковские работники так никогда не говорят.

И тут туман развеялся. Я твёрдо сказал, что, мол, не буду сообщать никакой информации «сотруднику банка», поскольку сомневаюсь в том, что он тот, за кого себя выдаёт. И тогда последовал последний аргумент. Всё с тем же круглым «г» «охранник счетов» предупредил, что если я не пойду на сотрудничество, мои банковские счета вовсе будут арестованы и я потеряю к ним доступ. Но мой ум уже был чист и холоден. Я совершенно спокойно пожелал успеха в непростом деле по блокировке моих скромных доходов, и положил трубку. Думаю, не нужно говорить о том, что первая же проверка счёта не выявила никаких подозрительных поползновений. Понятно, почему, ведь это была попытка простого развода.

Но почему я провожу параллели между двумя этими звонками? Всё очень просто — в обоих случаях мои собеседники точно знали, что я живу именно в Хабаровском крае, а во втором случае даже мои личные данные, включая имя, фамилию и то, что я являюсь пользователем Сбербанка. Впрочем, последнее, возможно, вообще было сказано наугад.

О чём же это говорит? О том, что все наши личные данные распространяются всеми, кто способен ими завладеть. А таких охотников, похоже весьма и весьма немалое число. Более того, эти данные продаются и покупаются совершенно свободно.

Наверное, многие слышали о том, что за рубежом происходят целые скандалы с утечкой таких данных. В России, похоже, это не только не вызывает скандалов, но и вообще является делом обыденным. Просто существуют базы данных, которые выставляются в качестве товара, и любой, предложивший запрошенную сумму, сможет их приобрести и использовать в своих благих или не очень целях. И, уж поверьте, в этих базах есть о вас вся исчерпывающая информация, даже та, о которой вы даже не подозревали — от номера телефона и адреса проживания до клички вашего кота и пикантных подробностей переписки в соцсетях.

Кстати, насчёт первого звонка. Казалось бы, я человек достаточно публичный и весьма активно контактировал с кандидатами в те или иные органы власти, поэтому мой телефон мог быть известен предвыборному штабу Вики Цыгановой. Но не получается. Перед самым 8 сентября со мной связалась женщина, которая сообщила о точно таком же случае, который произошёл с ней. И уж, поверьте, моя собеседница — совершенно обычный человек, никак не связанный с предвыборными технологиями, однако и её телефон оказался в той же базе данных, что и мой.

А теперь попробуйте меня убедить, что этим занимаются простые смертные, а не российские спецслужбы. Как говорится, быть у водицы, да не напиться? Да не смешите мои тапочки. У нас силовики ворочают миллиардами наличных денег, неужели они погнушаются данными людей, на которых им совершенно наплевать?

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial