Ипотека под 2% годовых, о которой в своей статье говорит Евгений Моисеев, весьма заманчивое предложение. Ведь если учесть, что квартира, как правило, стоит не один миллион рублей, в этом кредите каждый процент на счету. Но давайте порассуждаем о том, насколько это здорово, нет ли здесь подвоха, а заодно оценим перспективы на будущее.

Для начала смоделируем ситуацию и зайдём на ресурс banki.ru, забьём в поиск «молодая семья», «20% первоначального взноса», стоимость квартиры 2,4 миллиона рублей, первоначальный взнос 450 тысяч рублей, срок кредита 20 лет. Получаем аж 46 предложений по ипотечным кредитам. Но наша задача найти те, которые выдаются под 2% годовых. Ура! Есть контакт! Видим, что из всего многообразия предложений целых два банка предоставляют нам нужное. ПримСоцБанк по программе «Ипотека для молодых семей на Дальнем Востоке» даёт 2% годовых, а АТБ по программе «Ипотека для Дальнего Востока» даже 1,75%. Начинаются чудеса!

Но подождите радоваться. Наша задача не только найти, но и получить кредит или хотя бы убедиться в его доступности. А вот тут проблема. Стоит щёлкнуть мышкой по ссылке на этот аттракцион невероятной щедрости, как мы видим унылое уведомление: «Заявка недоступна». Недоступной она остаётся и при изменении параметров – даже увеличение кредита до 4 миллионов не приводит к искомым результатам.

Остальные предложения пестрят 8-10 процентами годовых. Впрочем, нет, вот Сбербанк, Россельхозбанк, ВТБ, Промсвязьбанк и Газпромбанк предлагают взять ипотеку по 4,5-5% годовых. И по каждому из них есть ограничения – купить квартиру по такому предложению доступно при наличии второго ребёнка, рождённого начиная с 2018 года, и только у застройщика (то есть в новостройке). Но в дальневосточных сёлах с барского плеча разрешается купить жильё и на вторичном рынке.

Одним словом, куда ни кинь — всюду клин. Но, постойте, в 2011 году на съезде партии «Единая Россия» президент России пообещал, что максимальный процент по ипотеке в наши дни достигнет 7%! И вообще, тогда в его речи прозвучал тезис о том, что «для каждой семьи в России должна быть перспектива решить свою жилищную проблему». Но чтобы эта проблема решалась, нужно сделать две вещи – дать людям реальные зарплаты, дабы семья без ущерба для своего бюджета могла взять ипотеку, и увеличить объёмы жилищного строительства. Ну, с первым пунктом, как мы видим, всё очень и очень сложно. Из моих знакомых никто не может похвастаться тем, что его семье хватает денег на всё – и на насущные потребности, и на покупку одежды, поездки и так далее.

Что же касается второго, то на том же съезде было обещано, что объёмы жилищного строительства будут удвоены. Вы заметили, что наш город стал так мощно застраиваться в последние годы, что увеличился, ну не в два, а хотя бы в 1,5 раза? Я не заметил. Построенные жилые дома можно свободно пересчитать по пальцам двух рук. Ну, четырёх. Может, город у нас настолько заштатный, что не дойдут сюда федеральные строительные программы? Отнюдь! В 2011 году, когда состоялся съезд ЕР, объём ввода в действие жилого фонда по всей России составил 77 миллионов квадратных метров, а в 2014 году, когда темпы жилищного строительства были максимальные, 106 миллионов квадратных метров. Даже в полтора раза нет роста. Зато начиная с того же года идёт постоянный спад строительства жилых домов. Ну откуда возьмутся низкие ипотечные ставки, если домов строится всё меньше, а цены на жилплощадь растут?

Да и если бы только жилых домов. Счётная палата сообщает о том, что количество школ в России не только не растёт, а даже сокращается. Число городских храмов образования уменьшилось с 23 до 18 тысяч, то есть в 1,5 раза, а сельских с 46 до 24 тысяч – почти в два раза. В результате в прошлом году миллион школьников учились во вторую и даже в третью смену.

Строительство жилья и сокращение школ – две проблемы, только на первый взгляд не связанные. На самом деле тут всё цепляется одно за другое. Сокращаются школы, значит, увеличиваются классы, приходится вводить вторую и третью смену, значит, растёт нагрузка на учителей. Нагрузка растёт, а зарплата – нет. Поэтому многие учителя уходят из школ, а те, кто остаётся, ждут как манны небесной пенсии, чтобы больше никогда не вернуться в школьные классы. Средний возраст педагогов растёт, а их число уменьшается.

Молодая кровь в педагогические коллективы тоже не приходит. Потому что, опять же, затраты труда и нервов огромные, а зарплата низкая. И жильём молодых учителей никто не желает обеспечивать, несмотря на обещание президента всё на том же съезде о старте проекта «Учительский дом». Где этот проект? Вы знаете в нашем городе хотя бы один дом для учителей или врачей? Нет таких домов!

Но скоро, мне думается, проблема сама себя решит. Нет доступного жилья, значит, негде растить детей, поэтому семья ограничивает себя одним ребёнком, а то и вовсе переходит к режиму чайлдфри. И тут никакой материнский капитал не поможет – квартиру на него не купишь, деньги можно потратить только на ограниченное число нужд. Значит, перевалив через свой исторический максимум – прогнозируемые 20 миллионов школьников в 2024 году, количество детей начнёт снижаться.

Постепенно всё войдёт в своё русло, а дальше и вовсе можно будет продолжать оптимизацию образования за счёт сокращения населения страны. Да и денег (которых у муниципалитетов всё равно нет и не ожидается) на ремонт школ нужно будет всё меньше и меньше. А там, глядишь, и вовсе министерство образования можно будет сократить до департамента или даже отдела. Просто в силу отсутствия министерских объёмов школьников в стране.

Сокращение населения (кстати, ни один прогноз не даёт картины улучшения демографической ситуации в России) приведёт к увеличению пустующих квартир, значит, и цены на жильё упадут. В конце концов даже ипотека не потребуется для покупки сносной квартиры. И кое-где на местах такое уже случилось. А когда-нибудь и вовсе придут времена бесплатного жилья – занимай любой дом, какой понравится, всё равно жить в нём больше некому. Вот тогда мы и поймём, что наступил настоящий коммунизм, к чему мы так долго стремились.

Так что, не всё так плохо, дорогие сограждане. На самом деле нам есть к чему стремиться. Не падайте духом, поручик Голицын, корнет Оболенский, налейте вина.

Об авторе

В средства массовой информации пришел целенаправленно, уволившись с военной службы. Работал в городской телекомпании, корпоративной газете «За сталь», сегодня является заместителем главного редактора газеты «Дальневосточный Комсомольск». Главным принципом журналистики считает объективность.

А ещё у нас есть

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика