Через месяц наша страна отметит юбилей победы в Великой Отечественной войне. Оставшиеся в живых свидетели этих ужасных событий частенько вспоминают военное время. Александр ГОЛОВАЧ в этом году отмечает своё 85-летие. О военном времени  помнит многое, несмотря на то что встретил победу в возрасте десяти лет.

С самого начала войны Александр Савельевич с семьёй находился в оккупации. Он помнит, как все боялись, так как впереди была неизвестность. Семья Александра Савельевича жила в Белоруссии.

Александр Савельевич Головач

— Фашисты не только воевали на фронтах, но и издевались над местным населением, желая вогнать его в страх, но у них этого не получилось, — рассказал Александр Головач. ― Им противостояли партизанские отряды, в которые брали и детей. Я переборол свой страх и вместе с друзьями ушёл к партизанам. У нас была фора. Немцы практически не обращали внимания на детей. Они больше проверяли подростков и взрослых людей. Мы получали задания от руководителей партизанского отряда. Для нас это напоминало игру. Например, нам нужно было запомнить, сколько по дороге проехало автомобилей и с чем они были.

Отца Александра Савельевича оставили в тылу, чтобы он мог лечить мирное население и партизан. Немцы это заметили и решили выяснить, почему здоровый мужчина не ушёл воевать. Отца Александра Головача пытали, но он не выдал тайны. К счастью, ему удалось сбежать.

— Отец примкнул к партизанам. В те годы большое значение играли средства массовой информации — периодические издания и листовки с различными призывами. У партизан тоже были свои печатные издания. Листовки разносили подпольщики. Чтобы немцы их не обнаружили, прятали в стогах сена или в кули с картошкой. Важно было подбодрить народ, сплотить людей в единое ядро. Мы в то время быстро повзрослели и понимали, что любой ценой должны выполнить задания.

Детям приходилось рисковать своими жизнями, и в памяти у Александра Савельевича есть события, которые могли бы стоить ему жизни.

— Однажды мы разбрасывали листовки и наткнулись на немцев. Мой друг Генка Коноваленко быстро сбежал в бурьян. Я тоже ринулся, но в другую строну.  Немцы как будто чувствовали, что листовки у нас под одеждой. Просидели в бурьяне до сумерек. Боялись выходить. Однако со временем страхи уходили. Ещё раз, выполняя задание, зашли в лес и набрали там грибов. Нас остановили немцы, отобрали корзину. Высыпав содержимое на землю, фашисты стали стрелять в небо. Тогда я подумал, что нам конец, так как любая из следующих пуль могла быть выпущена в нас. К счастью, немцы нас отпустили. А урожай грибов забрали себе.

Детям доверяли доставлять донесения, и главной опасностью для них, кроме фашистов, были мины. Со временем ребята научились обходить опасные участки стороной. Однажды маленький Саша пережил ужасное потрясение, когда фашисты чуть было не убили его мать.

— Отец решил отправить меня, маму и сестру в безопасное место и посадил в машину. По дороге нас остановили немцы, которые стали обстреливать людей. Семье Александра Савельевича удалось выбраться. Мы добрались до ближайших домов и остались там на ночь. Схорониться не удалось. Вечером в дом, где мы остановились, пришёл полицай Гришка. Мы знали его и очень не любили. Он схватил маму с ребёнком на руках и повёл её на улицу, к оврагу. Исполнить чёрное дело он не успел. Его расстреляли местные жители. Нашу же семью увели в лес к партизанам, чтобы мы могли спокойно там переночевать.

Пришлось семье Александра Головача столкнуться с недостатком еды. Продовольственные запасы заканчивались, многое сожгли немцы. Партизаны нападали на немецкие обозы, забирали продукты, а потом раздавали мирному населению. Это была хоть какая-то поддержка, однако и этого не хватало.

— В партизанских отрядах у нас были и школа, и детский сад. Занятия шли прямо в лесу. Бумагу и учебники нам привозили с «большой земли». Писать приходилось и на газетах между строк. Очень хотелось учиться, вырасти достойным человеком и приносить пользу. Что такое каникулы, мы не знали. Кроме обычных занятий, писали листовки. Помню, как шли по улицам и видели людей, висящих на столбах с табличкой «партизан». Несмотря на это мы продолжали работать и приближать победу.

Не забывали дети и взрослые и про праздники. Так, в памяти Александра Савельевича остался Новый год, когда у партизанского штаба нарядили ёлку, повесив на неё вместо игрушек гильзы от патронов. Решили даже поставить спектакль о противостоянии армии, партизан и фашистов. Последних играть никто не согласился. Этих героев пришлось сделать из соломы в качестве муляжей. Партизаны в спектакле громили фашистов и сжигали их.

Непростыми были и послевоенные годы. Семья Александра Головача больше полугода жила в землянке. Однако активно страна стала подниматься из руин.

— Помню, как начались занятия в школе, и мне государство подарило рубашку, ботинки и куртку, чтобы я мог пойти в школу. К праздникам нам снижали цены на продукты на 30 процентов. Людей тогда поддерживали, не то что сейчас. Нужно было победить разруху. Да и сами мы помогали друг другу как братья. Это, думаю, нам и помогло. Народ воспрял и строил новую жизнь. Сейчас же детям войны нет поддержки. К юбилею Победы лично мне никто не оказал никакой помощи. Участникам боевых действий и работникам тыла положены выплаты, а нам ничего, хотя мы тоже рисковали жизнями и приближали победу. Правда, моей сестре в Приморском крае выплатили пособие. Мне же только в прошлом году выдали медаль.

По мнению нашего гостя, детям войны нужно уделять больше внимания, не забывать поздравлять стариков с праздниками. Как вариант, выделить в СМИ объёмы под материалы с воспоминаниями о Великой Отечественной войне. Ведь детям войны тоже не раз приходилось брать в руки оружие. Внимание, по мнению Александра Головача, является самым дорогим для стариков.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика