Дайте полетать!

Три дня гостил Юрий Гагарин в Комсомольске-на-Амуре в 1967 году – с 16 по 18 июня. И эти дни стали знаковыми для многих комсомольчан. В том числе для Сергея Ольшанского, которому удалось увидеть первого космонавта планеты.

Сергей Григорьевич в то время работал технологом на авиационном заводе в 97-ом цехе. А поскольку это предприятие в те времена было настоящей гордостью не только Дальнего Востока, но и всего Советского Союза, само собой, оно было в списке первых мест посещения высоким гостем. Ну как было не похвастаться перед ним тогдашней вершиной прогресса советской авиационной отрасли – истребителем-бомбардировщиком Су-7Б, выпускавшимся на авиазаводе?

— Я тогда по делам зашёл в сборочный цех №7, но у меня была тайная надежда увидеть Юрия Гагарина, о приезде которого я узнал на совещании, — вспоминает Сергей Григорьевич. – Думал, сяду в самолёт и понаблюдаю. Сунулся в первый борт, а мне ребята говорят: не лезь, этот специально для Гагарина подготовлен. Тогда сел в соседний, стал работать по заданному перечню. Вдруг слышу – шум какой-то. Выглянул и обомлел: открылись ворота цеха, зашёл директор, а вместе с ним Гагарин и целая свита. В том числе Сергей Павлов – первый секретарь ЦК ВЛКСМ.

Навстречу гостям выбежали двадцать девушек, работниц цеха. Все в белых халатах. Образовали полукруг, стали дарить цветы. Тут же подскочили охранники, забрали их, чтобы не обременять Гагарина.

— Откуда-то выскочил Яша Березовский, работник цеха №7, в руках у него модель самолёта Су-7Б. Ему поручили выручить её Юрию Алексеевичу. Но поручить – одно, а надо ещё найти возможность это сделать.

Гагарин, не обращая внимания на дарителя, увидел самолёты и ринулся к ним, попутно зацепившись за створку воздушного тормоза. Спрашивает – что это? Не дослушав полностью объяснения, взбежал по стремянке наверх и сел в кабину. Сам он до полёта в космос летал на МиГ-17, а тут истребитель нового поколения – совсем другие приборы, да и числом их куда больше. Оглядел этот «иконостас» и вздохнул: «Вот бы полетать…» Эту фразу услышали многие окружающие.

— Как только он спустился из кабины, тут и настал звёздный час Яши. Он подскочил и вручил Гагарину подарок от цеха.

На этом визит в цех завершился. Гагарина посадили в ГАЗ-69 со снятым верхом и хотели везти дальше, но не тут-то было – за воротами народ плотно окружил машину и не давал проехать. Тогда Виталий Копылов, директор авиазавода, громогласно на всю территорию: «Гагарина все посмотрели? Расступитесь, нужно и другим его показать». Люди расступились, и машина повезла Гагарина в цех, который собирал ракеты «Аметист», а потом и на лётно-испытательную станцию.

— Мне потом рассказывали знакомые, что на ЛИСе Гагарин потерял терпение при виде самолётов и потребовал выпустить его в полёт, — говорит Сергей Григорьевич. — Залез в кабину спарки Су-7У (двухместный самолёт для обучения пилотов – прим. ред.), а ему лётчики уже заранее подготовили машину к вылету. Знали, что захочет полетать.

Все вокруг просто побледнели. Как можно? А вдруг что-то случится? Никому не улыбалось увидеть газетные заголовки «Гагарин погиб в Комсомольске-на-Амуре». Все смотрели на директора, а тому срочно приходилось искать выход из создавшейся ситуации. И он его нашёл. Спрашивает: «Юрий Алексеевич, а вы вчера коньячок, случайно, не принимали?». Гагарин в ответ: да, было дело. А Копылов: «Понимаешь, у меня тут такая вредная медичка, я сам её боюсь. Она за неделю чует запах коньяка. Вот водку не чует, а коньяк запросто. Оскандалимся на медкомиссии». Одним словом, отговорили Гагарина от полёта, он с огромным сожалением согласился.

Уже на проходных машину снова окружила толпа. Гагарин встал во весь рост, и в этот момент заводской фотограф Николай Бочаров сделал фото, которое вы видите на этой странице. Теперь она напоминает Сергею Григорьевичу о том визите. Позже об этом событии он написал стихотворение.

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика