По следам Невельского

Путешественник Максим Харченко известен на Дальнем Востоке. Очередная его экспедиция состоялась в конце марта. На этот раз Максим отправился «по следам адмирала Невельского» — в залив Счастья.

Целью экспедиции было привлечение внимания общественности к личности выдающегося русского морского офицера Геннадия Невельского,  его заслугам в присоединении в XIX веке огромной территории Дальнего Востока к России,  драматическим событиям, которые сопровождали исследования Амурского края.

Стартовал Максим Харченко 14 марта в 11 утра от проходной Николаевского порта. Это был уже третий его старт с этого места. Первый состоялся в 2018 году, когда путешественник добрался до Де-Кастри, второй – в 2020-м до залива Счастья. На этот раз предполагалось, что сначала Максим пойдёт на буксире у кайта – воздушного змея, однако помешал ветер.

В первый день Максим прошёл меньше 15 километров и разбил лагерь перед посёлком Чныррах. Ему повезло, что был аномально тёплый день и идти можно было только в термобелье. Пришлось даже надеть на голову белое кухонное полотенце, чтобы не так сильно пекло. Снег под ногами кис и проваливался. Первую часть пути пришлось идти именно так, пока наконец на Амуре путешественник не нашёл след снегоходов, где было более или менее твёрдое покрытие и можно было спокойно идти. Этот след тянулся на 70 километров до посёлка Пронге. Тем не менее скорость движения всё равно была два-три километра в час.

— Рыбаки предупредили о возможности встретить волков и просили быть осторожным, — отметил Максим Харченко.

Три года во все экспедиции путешественник берёт с собой запасной комплект дуг для установки палатки. В этот раз решил не брать, так как ни разу они ему не понадобились.

— На третий же день зимней экспедиции у меня сломались две дуги, — отметил Харченко. — Хорошо, что были запасные трубки для ремонта, но и их все я израсходовал. В первый же день на старте  шёл по Амуру среди торосов и провалился между ними в трещину, немного вывихнув колено. Тогда стал переносить тяжесть на другую ногу, но и она к концу дня из-за этого начала болеть в стопе. Так и пришлось идти на двух больных ногах. Была задача хоть на четвереньках доползти до Петровской косы в заливе Счастья. Обратно собирался идти на кайте. По пути к заливу Счастья раскрывать его не стал, чтобы не увеличивать нагрузку. Приходилось двигаться тихо, не тревожа лишний раз колено. За три дня прошёл всего 25 километров.

На третий день болели мышцы, сказался дополнительный груз  – сани-волокуши. На рыхлом снегу скорость упала до одного-двух километров в час.

— Налетел сильный ветер, сани, привязанные к тяжёлому баулу, взлетели в воздух и со всей силы ударили по палатке, — вспоминает Максим. — Дуги на ней не выдержали удара и сломались. Я боялся, что лопнет и третья. Тут порывом ветра вдаль понесло спальник. Еле-еле его догнал, иначе он бы исчез во мгле. Вернувшись, кое-как извлёк третью дугу. Боролся со шквальным ветром, чтобы он не порвал палатку.

На четвёртый день экспедиции Харченко добрался до посёлка Озерпах, где разбил лагерь.

— Сторож расположенного поблизости рыболовецкого колхоза порекомендовал обсыпать палатку снегом, чтобы было теплее, — акцентировал Максим. — Совет оказался дельным. На базе в бухте Льва Толстого встретил рыбаков, с которыми познакомился в летнем походе. Они узнали меня и пригласили к себе. Однако я отказался, так как привыкал к холоду. Рыбаки спросили, что мне нужно, и я попросил хлеба и сала. Я разрезал привезённые мне продукты на льду, как на разделочной доске.

В пятый день по дороге путешественник пил много чая из термоса. На ходу он сильно пропотел. Ему показалось, что организм борется с возможной болезнью.

— Идти приходилось по следу бурана, так как именно в этом месте была дорога, — добавил Максим Харченко. — Преодолел десять километров навстречу ветру. Идти было очень тяжело, думал, что вот-вот откажут ноги. С собой приходилось тащить двое нарт весом 90 килограммов. Ноги вязли в снегу. Где-то нарты тормозили. Спасло то, что дошёл до мыса Пуир, где построил лагерь на безветренном месте.

Переночевав, путешественник отправился в Макаровку, где его ждали друзья, с которыми он познакомился летом. В посёлке удалось выспаться и попариться в бане. После отдыха Максим наконец добрался до мыса Меньшикова, а оттуда – до залива Счастья.

— Лагерь я разбил прямо в центре залива. Чтобы палатка была защищена от порывистого ветра, мне пришлось спрятаться за торосом высотой в полтора метра. На десятки километров не было ни души. Было жутковато, так как охотники рассказывали, что видели следы крупного волка-одиночки.

Когда Максим лёг в спальнике, услышал непонятный звук. Оказалось, что это льдины трутся друг о друга. Иногда был слышен раскол льда. Казалось, что всё вокруг живое. Долго не мог уснуть из-за высокого пульса – опасался, что придут волки. Когда проснулся, увидел, что погода портится и нет ясного неба над головой. А впереди была долгая дорога до военного поста Петровского зимовья. Это у него получилось.

— Небо окрасилось в тёмно-фиолетовый цвет, — вспомнил путешественник. — Медлить было нельзя. Шёл быстро, как мог. Мне повезло – след бурана вывел на место. Я подошёл к одному из крестов, установленному на месте Петровского зимовья. На нём было написано, что он установлен в память о погибших в этих местах первооткрывателях, в том числе и дочери адмирала Невельского — Екатерине. Меня впечатлил крест, сделанный из стволов лиственницы и связанный рыбацким канатом. К нему я прикрепил вымпелы, которые мне вручили школьники в Николаевске-на-Амуре.

В пяти километрах от Петровской косы находилась рыбацкая база. Погода испортилась основательно. Вымотанный тяжёлой дорогой, Максим отправился туда, боясь, что откажут ноги. Там его встретили сторожа, напоили горячим чаем, накормили и отогрели. Спать он лёг, чувствуя себя в безопасности. Зато утром бушевала сильная пурга. Пришлось пережидать её в сторожке. Непрерывно пил чай на речной воде – сказалось обезвоживание организма водой из талого снега.

— Страшно представить, что было бы, если бы на пути мне не попалась эта база. Любопытно, что вода здесь солоноватая, поэтому сторожам, как и в своё время Невельскому, приходится ездить за ней за 10 километров. Проблема была и с дровами – на косе нет леса. Мне также рассказали, что в одном из посёлков поблизости житель убил волка на своём участке. Животное было большим по размерам и весило около 70 килограммов. Как отметили местные жители, пара волков бродила возле посёлка и выманивала собак.

После завершения пурги Максим Харченко отправился в обратную дорогу и пересёк залив Счастья. Тонкий наст не давал идти быстро. Неподалёку от безопасной зоны путешественник обнаружил, что потерял одни из двух имевшихся у него саней. Как это произошло, не укладывалось в голове.

– Я не поверил глазам, — признался путешественник. – Действовать надо было решительно, и я развернулся. Поднялся на торос и увидел вдалеке чёрную точку, которая была на расстоянии двух-трёх километров. Идти назад пришлось около часа, проваливаясь, по своим следам. Небо было хмурое, пахло приближающимся бураном. Было страшновато, но сани нужно было вернуть, так как в них остались спальник и аппаратура. Отцепив оставшиеся сани, побежал налегке и успел. В кармане на тот момент был только один компас.

Дорога дальше тоже была непростой, однако 25 марта путешественник завершил экспедицию в посёлке Озерпах, преодолев за 12 дней тяжёлого пути около 200 километров. По его словам, это было крайне сложное путешествие.

Экспедиция прошла под флагом Приморского краевого отделения Русского географического общества.

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика