Миссия выполнима

Для многих из нас лето — время отпусков, а для лесных пожарных это сезон напряжённой работы, горячая пора — в прямом и переносном смысле. Эту профессию лёгкой и безопасной не назовёшь. В пожароопасный период огнеборцы неделями, а то и месяцами живут в тайге и на марях, практически круглосуточно борясь с очагами возгорания.

Парашютистам-пожарным нужно не только прыгнуть с парашютом и благополучно приземлиться, главная задача — потушить пожар. А это значит целыми днями носить за спиной ранцевый лесной огнетушитель с запасом воды 18 литров, заливать кромку пожара и периодически бегать за водой к ручью или реке, лопатами окапывать опорную полосу, периодически перерубая корни деревьев и кустарников. Жара под тридцать добавляет градусы, а комары и мошка довершают картину. Многим из нас даже на даче трудно работать, а бороться с пожаром в тайге — это тяжелейший, изматывающий физический труд, так что «случайные» люди в лесной пожарной охране не задерживаются.

Инструктор парашютно-пожарной команды Сергей Петров в Комсомольском авиаотделении КГСАУ «Дальневосточная база авиационной охраны лесов» работает с 1989 года. Прыгать с парашютом начал ещё в школьные годы, затем служба в воздушно-десантных войсках и работа в авиалесоохране.

— У меня более трёх тысяч прыжков однозначно, — уверен Сергей.

 В наше время пожарные используют парашют-крыло «Лесник-3», которые позволяют совершать прыжки с высокой точностью на ограниченные площадки.

Иные были времена

Когда-то служба авиалесоохраны была в разы многочисленнее. В прошлые годы это была федеральная структура, которую, как известно, финансируют на порядок лучше. Сказывалось это на всём, начиная от уровня зарплаты и заканчивая качеством спецодежды. Об этом времени остаётся только вспоминать.

С приходом рыночных времён возникли проблемы с бензином, самолётами, и если брать соотношение потушенных пожаров с применением авиации или с  автомобилей, то последних задействовано больше. Сегодня при доставке к пожару чаще приходится пользоваться наземным транспортом, в большинстве случаев к очагу можно добраться по дорогам.

— Когда я устраивался работать, у нас было 280 парашютистов, а сейчас — 23, — говорит Сергей. – С зарплатой тоже не всё так просто, она зависит от пожара. Платят именно за тушение, бывает, доходит до двухсот тысяч в месяц. А нет пожара – получаешь МРОТ.

Есть тут некая несправедливость. Те же военные получают жалованье в любом случае, есть война или нет. А пожарные ведь не виноваты, что пожаров нет.

Чем тушить пожар

Хабаровский край – регион разнообразный. Здесь есть и равнины, и горная местность. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— В горах работать тяжелее и сложнее, — утверждает Сергей. — Надо воду носить от ручья в сопку, плюс бурелом сильно мешает. На болоте проще, там и вода везде. Хотя кочки тушить тоже непросто – приходится по всей кромке пожара обойти каждую. Сверху у неё шапка, снизу – пустота, и, когда ветер задувает, получается, как тяга в печи.

Лес может гореть и два дня, и четыре, и больше. Существуют так называемые глубинные пожары, которые надо тушить только вручную, техника туда не пройдёт. Лопата, РЛО — и вперёд. Неужели ранец действительно панацея?

— Ничего эффективнее ещё не придумали, — объясняет герой рассказа. — Мы же тушим не весь пожар, а лишь его кромку, делаем минполосу, следим, чтобы огонь не перекинулся на другой участок. Где есть дороги, подгоняем бульдозер. Нет дорог – только человек.

Но ведь нам по телевизору не раз показывали, как огромные самолёты-амфибии зачерпывают воду и обрушивают её на очаги огня в тайге. Неужели нельзя бороться с огнём такими методами?

—  Аэротанкеры ИЛ-76, БЕ-200 – это всё красивые сказки, картинки для телевизора. Возможно, они эффективны при нефтяных разливах. Горящий лес нужно тушить с одного захода, для этого нужен немалый опыт, чтобы лётчики могли попасть. А Хабаровский край — это горы и сопки, самолёт вынужден идти на высоте, плюс сплошная задымлённость. И вот он одним махом сливает 40 тонн воды, а это полмиллиона рублей по ценам 2012 года. Представьте, он не попал. Самолёт опять идёт на заправку, опять 500 тысяч рублей. Прилетели, вылили, куда вылили, никого по большому счёту не волнует, деньги освоены, красивые фотографии получены.

Американский подход

Лесные пожарные тушат тайгу не только в своём регионе, Сергею приходилось выезжать в командировки в Приморье,на Сахалин и даже на Чукотку. А в 2001 году Сергей как специалист пожарной службы по обмену опытом побывал в США. Пришлось поработать по всей Америке — в Калифорнии, Неваде и других штатах.

К слову, в США очень развито тушение пожара аэротанкерами, но технология там совсем другая. Сначала к очагу пожара летит лёгкий самолёт с небольшим количеством специальной маркированной воды красного цвета. Экипаж сбрасывает порцию её и смотрит, какой будет относ по ветру, и по радиостанции передаёт координаты. Следом заходит аэротанкер, который с учётом полученных данных с первого раза накрывает очаг возгорания. Обычно делают три захода, затем идут пожарные. Такой слаженный метод работы довольно эффективен.

— В США везде дороги. Садишься в машину и поехал. За тобой летит лёгкий, на два десантника, вертолёт. Денег на тушение пожаров там не жалеют. Помню, на ликвидацию одного пожара (по нашим масштабам – небольшая сопка) потратили полтора миллиона долларов. Там и аэротанкеры были задействованы, и наземная техника, и людей две тысячи человек. У нас такой же пожар будут тушить максимум 10 человек. Могут бульдозер прислать, если дороги есть. В США же на пожарах в сезон по контракту работает очень много студентов, которые таким образом зарабатывают на своё обучение. Организация, логистика там на высочайшем уровне — транспортировка, столовые для пожарных, никаких очередей, всё чётко. В этом плане нам до них очень далеко.

Тем не менее в США случаются огромные пожары — горят леса, выгорают целые кварталы жилых домов. По мнению Сергея, причина в том, что американцы пожар не отжигают. Если наши пожарные видят, что своими силами огонь не потушить, принимается решение на отжиг. Сначала определяют направление ветра и прогнозируют, куда будет распространяться огонь. Навстречу ему поджигают лес. Сгоревшая полоса иногда достигает нескольких километров в длину и от пяти до двухсот метров в ширину. Пожар доходит до этого пепелища и гаснет сам. Дальше гореть нечему. Таким способом группы из 6—8 человек локализуют очаги возгорания площадью в тысячи гектаров. А в США это не принято.

Деньги и антитеррор

Ещё совсем недавно для тушения крупных лесных пожаров использовали взрывчатку. Пожар в пять гектаров могли потушить всего за пару часов. Сейчас в связи с антитеррористическими требованиями такая практика проводится только в самых крайних случаях по обращению региональных властей.

Комсомольское авиаотделение КГСАУ «Дальневосточная база авиационной охраны лесов» когда-то широко пользовалось таким методом. У него был свой склад взрывчатых веществ в Хурбе. Но посёлок стал расстраиваться, жилые дома подошли к складу, и тогда руководство решило: пусть лопатами копают, — и склад ликвидировали.

Также и с оружием. Раньше его официально выдавали для обороны, теперь это тоже надо лицензировать, организовывать специальное хранение, ставить на сигнализацию, всё это стоит нереальных денег. К тому же существует масса нестыковок между самыми различными ведомствами, запутанное законодательство. И опять махнули рукой, пусть идут в тайгу без оружия.

И это при том, что, высаживаясь в тайге, пожарные-десантники разбиваются на группы по 2—3 человека, рискуя встретить какого угодно зверя, что регулярно и происходит. Медведю тонкости российского законодательства не объяснишь. Он просто приходит к табору, ходит вокруг палаток, грабит контейнеры с едой, рвёт парашюты без оглядки на подобные нюансы. Да и не только медведя можно повстречать в наших малонаселённых местах.

— Раньше по Амуру посёлки стояли, сейчас вообще ничего нет. Левая сторона Амура, район Полины Осипенко, Ульчский район — вообще гиблые места. Смотришь с самолёта с высоты 1000-1200 метров — мари уходят за горизонт, кочки почти с человеческий рост, пройти практически невозможно. Для лосей там самые комфортные места обитания.

Каждый день парашютиста-пожарного не похож на предыдущий. В этом есть и элемент романтики, и сама работа больше похожа на миссию по спасению наших лесов, ведь тайга у нас одна на всех, и ради её спасения, поверьте, лесные пожарные за ценой не постоят.

Евгений СИДОРОВ

Можно ли спастись от лесного пожара

Мнение Сергея Петрова:

Не надо идти туда, где горит лес, но если уж оказались в зоне лесного пожара, паниковать не стоит. Зверь, например, пожара не боится. Мы много раз видели, как медведь или лось идут вдоль кромки огня и даже лезут в дым, спасаясь от гнуса. Поэтому если пожар низовой, уйти от него просто.

Особый случай – верховой пожар. Он идёт по ветру и в основном в сопку. При верховом пожаре, когда пламя охватывает полог леса (верхушки деревьев), в лесу стоит страшный гул. Скачки пламени достигают двукратного размера высоты древостоя. Если такой пожар набирает полную силу, в один миг огонь может «прыгнуть» на 50–60 метров. Бежать от него бесполезно.

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика