ОТКАТАТЬ ПАЛЬЧИКИ

Дактилоскопия давно стала важнейшей частью в расследовании преступлений. Сотрудник экспертно-криминалистического отдела (ЭКО) УМВД России по Комсомольску-на-Амуре Людмила СОКОЛОВА, кроме того что симпатичная девушка, занимается дактилоскопическими исследованиями на профессиональном уровне.

Первое время Людмила работала помощником следователя. По долгу службы ей приходилось заходить в отдел криминалистики, забирать готовые экспертизы, фототаблицы, так и познакомилась с профессией эксперта-криминалиста, заинтересовалась и в начале 2020 года перешла на работу в ЭКО.

Эксперт – профессия, где надо работать головой

Подготовка криминалиста – дело долгое. Сначала от месяца до трёх идёт обучение: это работа в лаборатории с экспертами, выезды с наставником на осмотры мест преступления, изучение следов различных видов преступлений: краж, разбоев, грабежей, как действовать и что следует искать. Затем аттестация, вновь стажировка, экзамены, и только потом криминалист получает доступ к самостоятельному проведению экспертизы. Кроме того, сотрудников ЭКО регулярно отправляют на обучение и повышение квалификации в Хабаровск.

– Специалист по дактилоскопии – отдельная профессия или это входит в подготовку криминалиста?

– Каждый эксперт проходит через обучение дактилоскопии. Это основной, базовый уровень, с чего начинается профессия криминалиста. И самый важный. Без дактилоскопии и трасологии в нашем деле никуда. Трасология – это учение о следах: обуви, протектора шины, каких-либо перекусов… Всё, что оставляет след, – это трасология.

– За прошедшие годы в дактилоскопии многое изменилось?

– В прошлом при снятии отпечатков рук применялась сажа или пепел. Это и сейчас применяется. Бывают такие случаи, что эксперт, по разным причинам, прибыл на осмотр происшествия без дежурного чемодана. Тогда он собирает пепел в банку и обрабатывает им следы.

В наше время при снятии отпечатков пальцев используются магнитные и немагнитные дактилоскопические порошки, светлые или тёмные, всё зависит от поверхности, с которой приходится работать. Есть и специальные растворы, такие как нингидрин.

Тем не менее основной базовый метод – это порошки. А вот дальнейшая работа со следами, конечно, изменилась. В частности, существует система мультибиометрической идентификации «Папилон», где эксперты могут идентифицировать личность по всем видам дактилоскопических отпечатков (пальцев и ладоней), по изображениям лица, радужных оболочек глаз, создавать так называемый «скелет следа». Кроме того, система «Папилон» способна проводить биометрическую экспресс-идентификацию личности в режиме реального времени.

Людмила Соколова, эксперт ЭКО УМВД РФ по Комсомольску-на-Амуре

Первичный осмотр

Прибывая на место происшествия, криминалист в первую очередь оценивает обстановку, осматривает общую картину, и здесь многое зависит от вида преступления. Например, при совершении убийства исследуются следы крови, борьбы.

Осмотр места происшествия с бытовым убийством может занять где-то три часа. Но бывает и такое, что приходится изымать в квартире много следов, имеющих дальнейшее значение для дела, и это может занять с перерывом несколько суток. Из каждого осмотра необходимо выжать максимум, что возможно для следствия.

– От чего зависит скорость поимки преступника — от следствия или экспертов?

– Это зависит от слаженной работы всей следственно-оперативной группы. Следы преступления должны отрабатываться максимально быстро. Конечно, чем больше наследил преступник, тем выше вероятность, что его быстрее поймают.

– Есть ли преступления, где преступник вообще не оставил никаких следов?

– Такие случаи бывают. Здесь большое значение имеет время происшествия. Если преступление совершено год назад, то, конечно, при таком протяжённом периоде следы имеют свойство исчезать. Свежие следы рук ярко выражены, тогда как на солнце и морозе потожировое вещество исчезает.

И всё зависит от того, какие следы надо найти.

– Можете за вашу практику вспомнить интересный пример задержания преступника по отпечаткам пальцев?

– Недавний нашумевший случай задержания преступника, комсомольчанина, совершившего несколько изнасилований. Наш эксперт выехал на место преступления, где ему удалось снять след руки. Совпадений в программе не было. Следующий эксперт отработал на похожем преступлении, изъял след, и он дал результат, потому что к нам поступила дактокарта.

Откатают всех

Кстати, дактилоскопические карты сейчас заводятся в добровольно-обязательном порядке, к примеру, при устройстве на работу определённого рода, оформлении загранпаспорта. Можно так сказать, что в скором будущем все наши пальчики будут в базе данных. И эти дактокарты проверяются на совпадение с базой отпечатков пальцев в полиции. Когда появляются новые отпечатки, компьютер начинает искать похожие следы. Дактокарты преступника на момент совершения преступления не было, потом она появилась, и след сработал в компьютерной программе, как новогодний фейерверк.

– В 90-е годы было очень много ограблений квартир через окна, – рассказывает Людмила Григорьевна. – Преступники работали в перчатках и долгое время были неуловимы. Открывали двери и выносили всё имущество. На одном таком преступлении эксперты решили проверить стены квартиры. Они ведь должны предполагать, как действует преступник, думать, как преступник. И, поскольку грабители похищали тяжёлую бытовую технику, возились с ней, перетаскивали, криминалист нашёл след пальца на стене: преступник машинально упёрся в стену ладонью, а рабочая перчатка была с дыркой на большом пальце.

– Что вы считаете самым сложным в своей профессии?

– Сложно приезжать на осмотры детских смертей. Сложно работать по программе в компьютере, здесь нужна крайняя внимательность.

На вопрос, изменилась ли преступность, Людмила Григорьевна ответила, что в наше время преступность стала более интерактивной, ушла в интернет и мобильные приложения. Преступлений, как было раньше, в 90-е годы, когда вскрывали гаражи, квартиры, сегодня очень мало, такая преступность практически сошла на нет. Воруют кабели в подвалах, люки на дорогах – современный уровень криминала. Зато стало очень много разного рода мошеннических преступлений.

Кстати

Дактилоскопия (от греч. δάκτυλος — палец и σκοπέω — смотрю, наблюдаю) — способ опознания человека по следам пальцев рук (в том числе ладоней), основанный на неповторимости рисунка папиллярных линий кожи. Это сравнительно молодой метод идентификации человека в криминалистике, 28 июля исполняется 168 лет с тех пор, как в 1858 года у людей были впервые взяты отпечатки пальцев.

Служивший в 1853-1878 годах в Индии Уильям Гершель был первым, решившим использовать отпечатки пальцев в целях розыска. Индусы, которые для европейца были все на одно лицо, нередко пользовались этим, пытаясь получить причитающиеся им деньги вторично. Чтобы исключить подобные махинации, Гершель велел ставить отпечатки пальцев на платежных квитанциях и в специальной регистрационной книге для сравнения, что позволяло безошибочно устанавливать личность получателя.

28 июля 1858 года Гершель предложил применять дактилоскопию в одной из тюрем округа — так началось использование отпечатков пальцев в криминалистике.

В России первое преступление, которое раскрыли с помощью найденного отпечатка пальца, было в 1912 году.

Интересный факт

Существует научное исследование, в ходе которого были изучены дактилокарты семнадцати серийных убийц вроде Чикатило. И у 80% обнаружили общее – сложные узоры на пальце левой руки. Это преобладание радиальной петли. Обычно петля на пальцах «обращена» к мизинцу. По такому принципу на месте преступления определяется, остался след от пальца правой или левой руки. А у этих людей петля, как правило, уходит к большому пальцу. В дактилокарте Михасевича, который убил больше 30 женщин, тоже был такой признак. Однако если взять всю базу отпечатков криминалистического центра, такой признак есть только у 8%.