По данным ФБР с 2000 года каждый третий массовый расстрел в США происходил в школе. В среднем каждый месяц, чаще в старших классах. За 18 лет погибло 250 учеников и учителей.
Стрелок, как правило, одиночка.
На волне этой проблемы американский писатель Стивен Кинг еще в 1977 году создал роман «Ярость».

Учащийся обычной американской школы Чарли Декер принёс в школу заряженный револьвер и захватил весь свой класс в заложники, застрелив перед этим двух учителей. Несколько часов он и его одноклассники провели в классе, обсуждая друг с другом вопросы, обычно волнующие взрослеющих подростков.
Впоследствии роман пришлось изъять из продажи, потому что эту книгу нашли у одного из учеников, поехавшего головой и взявшего свой класс в заложники.

По мотивам романа сняли российский фильм «Школьный стрелок», и хотя съемки уже давно завершились, фильм все еще находится в состоянии постпродакшн.

Примечательно, что и в книге, и в фильме, и в реальности, когда в школах происходят случаи массовых расстрелов, стрелков изображают чуть ли не жертвами обстоятельств. Типа не они, а жизнь такая, а сами-то стрелки умные, глубоко несчастные, униженные и оскорбленные сверстниками. Для начала стоит отметить, что по логике вещей обиженный стрелок должен сводить счеты со своими обидчиками, тогда как в большинстве своем жертвами стрелков оказывались совершенно незнакомые им люди.
Так что на самом деле все обстоит ровным счетом наоборот.
Как правило, стрелки — это туповатые подростки 14-18 лет, нелюдимые, хронически депрессивные, все их общение в лучшем случае проходит в соцсетях на примитивнейшем уровне с такими же, как они ноющими упырями. Интересы убогие: кровавые видеоигры, ножи-пистолеты, фантазии на тему смерти. Все вокруг кажется им бессмысленным и пустым. Пустыми являются их головы, а голова без разума стремится к небытию.
Кроме того, в семьях таких подростков царит довольно мрачная атмосфера, в ней не хватает легкомысленности в хорошем смысле слова, нет ни смеха, ни юмора. Отцов у таких подростков либо нет, либо они алкаши, живущие отдельно от семьи, как это было в случае с керченским стрелком.

Писатель Эдуард Лимонов в своем блоге высказал предположение, что за нападениями школьников на сверстников стоит ненависть к школе как таковой.

Атака подростков на ненавистное им место и на ненавистных людей. На то место и тех людей, где их мучают, не дают быть самими собой.
Ведь что по сути получается? По сути взрослые уже особи, способные на борьбу за себя и нанесение вреда обидчикам, они вынуждены изламывать свои характеры, свою сущность во имя общественной возрастной дисциплины, вынуждены подламываться под детей, жить детской жизнью («кака-пипи, я послушно пополз в угол, реагируя на суровое замечание»). Мучительно же им!
У них же набухает стресс, стрессы, раздражение, ненависть, у этих бедолаг…

И далее Эдуард Лимонов предлагает.

Лучшее что можно сделать, чтобы не было бы всех этих «Columbine -стрелков» и «керченских стрелков» — это разумно освободить подростков от мучительной роли навязанной им обществом, от роли детей.

Декларировать их взрослыми, дать им права быть взрослыми когда они уже естественным образом превратились из детей в подростков.

Выпускать подростков из школ следует по достижении четырнадцать лет, вот реальная панацея от школьной агрессии. Распустить гетто, пусть их обитатели рассредоточатся среди других возрастов.

Возраст зрелости должен наступать в 14 лет вручением молодому человеку реального аттестата зрелости, дающего ему право на работу, права вступать в брак и права участвовать в политической жизни страны, участвуя в свободных выборах всех уровней.
Они пойдут в новую взрослую жизнь весёлые и счастливые.

Нет, вы подумайте-подумайте прежде чем отвергать моё предложение.

После седьмого класса школы в 8-м, 9-м, 10-м, 11-м или в колледже обучение бессмысленно идёт по второму кругу. Обучение превращается в эти годы в угнетение, бессмысленное и жестокое.

Довольно спорное предложение, поскольку невозможно представить 14-летнего подростка, вступающего во взрослую жизнь веселым и счастливым. Прежде всего потому, что как было отмечено ранее, стрелки изначально не отличались ни весельем, ни стремлением к счастью. И потом, допустим, в брак они вступят, и на выборы придут, но как они будут деньги зарабатывать? В 18 лет многим еще мама трусы покупает. Специалистами они не являются, им еще учиться и учиться, тот же керченский стрелок учился в колледже и только должен был получить профессию, которая бы его кормила. Представить подростков работающими лопатой и ломом также невозможно. Физически работать многих из них можно заставить разве что под конвоем, к тому же в наше время молодые люди зачастую хотели бы трудиться менеджерами в салонах, торговыми представителями, юристами, на худой конец модными блогерами, короче, кем угодно, только не дорожными рабочими.
И как я уже говорил, далеко не все учащиеся учебных заведений являются потенциальными убийцами. Несколько паршивых овец вполне реально вычислить на старте. Примерно таким способом.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована