Встреча нового начальника УМВД России по Комсомольску-на-Амуре Сергея Царькова с представителями городских СМИ состоялась 10 апреля. Поддержку осуществляла Ирина Щёголева — начальник пресс-службы УМВД по Хабаровскому краю, чтобы руководителю городской полиции было легче противостоять каверзным вопросам журналистов. Но сама она объяснила своё присутствие нахождением в командировке. Ну, то есть приехала по делу, а тут бац! — встреча с прессой.

Разговор с представителями правоохранительных органов никогда для меня не был каким-то откровением, сенсацией или просто образцом высокого штиля. Стандартные ответы, стандартные фразы вроде «данное уголовное дело», «определённые достижения», «определённые преступления», «в первом квартале», «процент раскрытия»… Словно сотрудники полиции проходят «определённые курсы» на тему «Как правильно говорить с журналистами о своей работе как можно более длинно, но при этом не сказать ничего конкретного». Так что пожелание Светланы Шерстобитовой «в следующий раз быть более открытым» способно было вызвать лишь снисходительную улыбку.

Итак, что же мы узнали на этой встрече? Что криминогенная обстановка в Комсомольске под полным контролем, но рост преступности «находится на прежнем уровне». То есть преступлений всё больше, но, хвала Аллаху, хотя бы темпы роста стабильны и их ускорения мы не наблюдаем. Процент же раскрытия «по определённым позициям» выше, чем в прошлом году, и находится на уровне 56,2. Всего же за первый квартал нынешнего года было зарегистрировано 960 преступлений.

Но хотя бы одно из разговора стало ясно — наши преступники всерьёз задались целью перейти от открытых криминогенных действий к интернет-технологиям, где активно пользуются доверием граждан, выманивая у них немалые суммы. Причём даже в дистанционном режиме, когда жертва находится в Комсомольске, а преступник где-нибудь в Красноярске или даже Калининграде. Впрочем, есть и исключения, когда некие гастролёры обратились к пожилой женщине и со слезами в голосе сказали, что «сами они не местные», но попали в аварию и на операцию необходимы деньги. Потерпевшая согласилась, после чего мошенники тут же отвезли её в один из банков, где она взяла в кредит немалую сумму, которую тут же передала страдальцам. Впрочем, самой даме тут тоже есть над чем задуматься, ведь согласилась помочь она не просто так, а за обещание «вернуть в три раза больше».

По-прежнему преступники с помощью телефона выведывают у потерпевшего данные банковской карты, после чего благополучно вычищают денежный счёт. И хотя полицейские делают всё, чтобы уменьшить число таких случаев, они происходят. Люди у нас всё ещё достаточно доверчивые, а раскрывать подобные преступления очень нелегко.

Зато по убийствам и изнасилованиям, по словам Сергея Александровича, у нас невероятный прогресс в виде 100-процентной раскрываемости. То есть убийцы скрыться не успевают, а насильники чуть ли не сами с гордостью сообщают правоохранителям о своих «достижениях».

Закончив рассказ об успехах в сфере борьбы с преступностью, начальник городской полиции напоследок сделал рекламу охранной деятельности Росгвардии. Дескать, если хотите уберечь свой бизнес и дом от посягательств злодеев, обращайтесь, гвардейцы всегда придут на помощь.

На вопрос о коррупции Сергей Александрович заверил журналистов, что наш город ничем не хуже других — такие преступления у нас «имеют место быть», и по ним есть не только работа сотрудников, но и её убедительные результаты. Собственно, это всё, дорогой читатель, что тебе нужно знать о коррупции, потому как, по мнению руководителя городской полиции, «фабульно рассказывать об этом не имеет никакого смысла».

А ещё Сергей Александрович порадовал планами установить в восьми точках города камеры видеофиксации, что должно благоприятно повлиять на число дорожно-транспортных происшествий. Беда только в том, что в нынешних непростых экономических условиях непросто найти средства на подобные дорогостоящие прожекты, поэтому финансирование по этой статье расходов снижено (читаем между строк — прекращено).

Не упустил я возможности спросить о судьбе разбирательства по поводу детского театра «Мерак», режиссёра которого заподозрили в «пропаганде ЛГБТ-тематики». Информацию о том, что проверка закончена и не показала никакого криминала, Сергей Царьков опроверг. Он сказал, что пока ещё факт, описанный в заявлении, проверяется, а результаты проверки даже пообещал донести до СМИ.

Между тем, если обратиться к статье 144 Уголовно-процессуального кодекса России, оказывается, что решение по сообщению о преступлении должно быть принято в течение 3 суток со дня поступления заявления. Ещё семь дней может добавить руководитель следственного органа, увеличив срок при наличии солидной мотивации до 10 суток. При необходимости проведения экспертиз, ревизий и прочих действий уже прокурор может продлить разбирательство (без возбуждения уголовного дела) до 30 суток. Однако только со дня появления в прессе сообщений о доносе на «Мерак» и визите туда правоохранителей прошёл уже месяц, а самому заявлению, получается, и того больше. Настоящее смятение внёс своим безобидным спектаклем детский театр в силовые структуры, раз до сих пор ни дело не возбуждено, ни проверка не прекращена.

Примерно такой же объём информации был получен по разрушающейся дороге на Парус. По этому факту дело возбуждено, ведётся следствие. Всё… Остальное — интересы следствия. А в Багдаде, то есть в Комсомольске, на сегодня тепло, солнечно и совершенно спокойно…

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial