Проходят годы, а все не утихают в российском обществе споры, кем был Иосиф Сталин в истории России – тираном или отцом Народов, строителем супергосударства.
Особенно яростно эти споры проявляются весной, в период победных майских праздников. Сталинисты в смертельных объятиях схлестываются с антисталинистами, идут клыками на клыки.
Что, собственно, можно сказать по этому поводу? Дело ясное, что дело темное, многие из нас в те жуткие времена не жили, и понятия не имеют что там и как.
Было много репрессий, говорят одни, тогда как другие с ними не соглашаются. Массовые сталинские репрессии, по сути, главный камень преткновения, одни говорят, нет, не было никаких репрессий, сажали только виновных, другие в праведном гневе трясут пшеничными колосками и расстрельными списками. Спорить и приводить здесь многочисленные аргументы и факты той или иной стороны смысла нет, все равно каждый останется при своем. Противоречие, скорее всего, заключается в том, что современные либералы попутали берега, и пытаются натянуть сегодняшние реалии на реалии 1930-х годов. Пытаются вломиться в 1937 год со всеми достижениями демократии 2000-х годов, тогда как никакой демократии в те годы просто не существовало, демократы не выжили бы в тех условиях, когда на возвышенностях и низменностях европейских равнин резвились плотоядные ящеры, и не Ксения Собчак дралась с Ксенией Бородиной, а тираннозавры Адольф Гитлер и Иосиф Сталин сцепились в смертельной схватке.

Что представляла собой Советская Россия первой половины 20 века, и какие перед ней ставились задачи?

1922 год. На просторах бывшей Российской Империи только что закончилась гражданская война. На Украине в селе Малиновка отплясала безалкогольная свадьба бывшего атамана, а ныне секретаря сельской партячейки коммуниста Миколы Пидкуймухи, на другом конце страны приморские партизаны массово отпраздновали штурмовые ночи Спасска и волочаевские дни, утерли слезы пробитым в боях рукавом и стали думать, как жить дальше.
А вот жить им оставалось совсем ничего, только они об этом пока не догадывались. И причины заключались отнюдь не в сталинских репрессиях, вернее, не только в них. Гражданская война закончилась, и тут же возник вопрос, когда будет следующая война? В том, что она будет в руководстве Советской страны мало кто сомневался.

Во-первых, молодая, задиристая советская власть горела желанием разжечь пожар мировой революции.

Во-вторых, мировая буржуазия само собой этой революции  явно не хотело, и Советская Россия была им как кость в горле.

В-третьих, самое главное, — эпоха первой половины 20-го века сама по себе была тотально нетолерантной, негуманной, недемократической и, можно сказать, людоедской. Территориальная экспансия была вполне обычным делом. Какой-либо стране ничего не стоило напасть на другую страну, и отжать кусок земли, а местных аборигенов вырезать за ненадобностью. Японские офицеры деловито оттачивали удары мечей на шеях безропотных пленников, и никакая Лига Наций им была не указ, а как бы демократическая заокеанская страна перманентно высаживала морских пехотинцев в суверенном Китае, чтобы, значит, продвинуть идеи демократии.
То есть в грядущей скорой войне никто из мировых правительств не сомневался. И готовились к ней все и кто как мог.

И здесь возникал другой вопрос, какой будет будущая война?

Прошедшая 1-я Мировая по большому счету была войной людей. Воспетые в романе Эриха М. Ремарка «На Западном фронте без перемен» военные действия живописали нам линейные  окопы на пол-Европы, долгие позиционные противостояния, кавалерийские и штыковые атаки. Из техники мелькали разве что чудовищные фэнтезийные танки и фанерные еропланы, из которых летчики в кожаных регланах и очках-консервах швыряли гранаты на головы изумленного противника.

Знающие люди предрекали, что следующая война будет войной машин в стиле апокалиптических романов Герберта Уэллса, и значит, беспрецедентной по своей масштабности и жестокости.
И вести эту войну уже будут совсем другие люди, не вот эта свора мопсов в смокингах, деятелей 1-й Мировой.

Дэвид Ллойд Джордж (Великобритания), Витторио Эмануэле Орландо (Италия), Жорж Клемансо (Франция), Вудро Вильсон (США).

Будущая война машин – это война сверххищников, готовых воевать современным, высокотехнологичным оружием по правилам Бронзового века.
Сверххищником, как известно, мог быть только тираннозавр.
И то, что приближается эпоха схватки суперящеров, чувствовали многие, к примеру, известный «московский озорной гуляка», панегирист «золотой бревенчатой избы» поэт Сергей Есенин в стихах 1920(!)года, за 21 год до начала Великой Отечественной войны с мистической точностью предсказывал:

Скоро заморозь известью выбелит

Тот поселок и эти луга.

Никуда вам не скрыться от гибели,

Никуда не уйти от врага.

 

Вот он, вот он с железным брюхом,

Тянет к глоткам равнин пятерню,

 

То есть, советским людям ближайшее мрачное будущее предлагало железо и гибель в одном флаконе.

Что делать?

Выход здесь, в общем-то, один. Стать сильнее и поглотить врага. Вполне себе ящероподобный вариант, и что вы можете предложить взамен? Николай Бухарин, один из деятелей советской партноменклатуры подвергал жёсткой критике доктрину «сверхиндустриализации», и в 1928 году выступил против усиленной коллективизации, предлагая эволюционный путь, когда кооперация и общественный сектор (многоукладная экономика) будут постепенно экономически вытеснять индивидуальное хозяйство, а кулаки не будут подлежать устранению как класс, а будут постепенно уравнены с остальными жителями деревни.

Можете себе представить? На дворе 1928 год. Через 13 лет советских людей начнут массово истреблять всеми средствами сверхиндустриализации, а блаженный дурачок предлагает стране пройти эволюционный путь лет этак 30-50. И правильно сделали, что расстреляли.

Предлагаю взглянуть на Советскую Россию образца 1922 года, так сказать, незамутненным взглядом реальности бытия.

А реальность такова.

 По данным переписи 1926 г. численность населения СССР составила 147,0 млн. человек, из них 18 % городские жители и 82 % сельские.

Войнаровская Ю. В., Алексеенко Е. В. Демографическая ситуация в 1920–1930-е годы (на примере малых городов Поволжья) [Текст] // Исторические исследования: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Чита, декабрь 2013 г.).

 

82% крестьян при всем желании никак не могли бы поставить на поток производство самолетов Ил-4, не говоря уже о другой военной технике. Более того, крестьяне и фанерный ероплан не смогли бы построить. Ну, если только во сне.

1926 год, через 15 лет — война, а в планах индустриализации СССР по выражению актрисы Ингеборги Дапкунайте «лошадь не кувыркалась», то есть конь не валялся. В Германии молодой, горячий ящер Адольф Гитлер уже пружинисто щелкал хвостом в мюнхенской пивной «Бюргербройкеллер», призывая соратников по партии брать инициативу в свои руки. Тогда как руководство СССР погрязло в бесконечных внутрипартийных дрязгах, скандалах, интригах. С партийных трибун стране предлагались истеричные крики и театральные жесты Льва Троцкого, интеллигентское блеяние Николая Бухарина, унылая доктрина Михаила Фрунзе, которая отводила особое место в армии политическим отделам и коммунистическим ячейкам, и кавалерийские прожекты штатных конюхов Политбюро Семена Буденного и Клима Ворошилова. Время от времени, на фоне всего этого заповедника идиотов мелькал взлохмаченный образ бывшего подпоручика Колыванского пехотного полка и борца с тамбовским бандитизмом товарища Антонова-Овсеенко, ну и прочих комиссаров в пыльных шлемах. Никто из них не понимал, что время упертых фанатиков и идеологов прошло, наступает время беспощадных организаторов.

Время тираннозавров.

И здесь мне представляется, в году этак 1929-м Создатель, дабы убить время, перекидывался в картишки с Люцифером. В процессе игры Люцифер, ухмыльнувшись, швырнул на стол карту с профилем Адольфа Гитлера, предложил поставить на кон Святую Русь, которую Бог, как водится, исторически любил. Бог тяжко задумался. С одной стороны большевики изрядно потрепали церковь и поминали где ни попадя всуе имя Божье, с другой стороны, все-таки, Святая Русь, и надо бы дать шанс засранцам на покаяние. Бог принялся перебирать карты, а там… ёлки-палки! — одни дворовые барбосы в буденовках, с ними не только Святую Русь не спасешь, но и последние штаны потеряешь. Перебирал он карты, кряхтел, оценивал, потом, плюнув на пальцы, отслюнявил засаленный туз с профилем невзрачного, сухорукого Иосифа Виссарионыча, немного подумал, и кинул на стол поверх Алоизыча.

— Все, что могу, Святая Русь, — пробормотал Бог. – Все, что могу…

И тогда товарищ Сталин встал и кротко сказал:

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Что такое по историческим меркам 10 лет? Это значит, щелчок пальцами, и у вас вместо танка Т-17 образца 1929 года внезапно должен появиться Т-34.

И началась работа.

Голод 1932—1933 годов называют «самым страшным злодеянием Сталина» — цифры погибших от него в два с лишним раза превосходят число погибших в ГУЛАГе и казнённых по политическим мотивам за всё время правления Сталина. Жертвами голода стали не «классово-чуждые» слои российского общества, как было при Красном терроре, и не представители номенклатуры, как в последующем произойдёт в годы Большого террора, а те самые простые труженики, ради которых и совершались социальные эксперименты, проводимые правящей партией большевиков, во главе со Сталиным. В соответствии с доктриной «первоначального социалистического накопления», впервые выдвинутой крупным троцкистским экономистом Преображенским Е. А. в 1925—26, деревня превратилась в резервуар для выкачки из неё средств и рабочей силы на государственные нужды. То положение, в котором оказались крестьяне в результате коллективизации, вынудило буквально миллионы людей двинуться в города для работы на стройках индустриализации. Как указывает Шейла Фицпатрик, коллективизация вызвала беспрецедентную миграцию населения СССР: если в конце 1920-х из деревень в города переселялось в среднем около 1 млн. чел. в год, то в 1930 переехало 2,5 млн. чел., в 1931 — 4 миллиона. За период 1928—1932 в города прибыло около 12 млн. чел. В условиях нехватки рабочих рук, вызванной первой пятилеткой, основная масса вчерашних крестьян с лёгкостью находила себе работу.

Построить за 10 лет в тотально крестьянской стране  индустриальное общество, — подобный беспрецедентный поступок был способен совершить только циничный, злобный сверххищник, тираннозавр, коим товарищ Сталин, безусловно, являлся. И поскольку вопрос стоял о существовании даже не страны, — этноса, если для того, чтобы с нуля построить в стране авиазаводы вместе с сопутствующим производством потребуется убить голодом 5 миллионов тугодумных крестьян, непонимающих, что стране нужны токари и фрезеровщики, а не мордатые любители послеобеденного чаепития за самоваром, значит, так тому и быть.

Головой размозжась о плетень,
Облилась кровью ягод рябина.

Мышление типичного тираннозавра — лучше потерять сейчас 5-10-15 миллионов, чем впоследствии потерять все. Стать каннибалом, сожрать своих сородичей, стать сильнее, и сожрать врага.
Чудовищными ли были репрессии Сталина к собственному народу? Безусловно. Были ли они оправданными? Вне всякого сомнения. Цель оправдывает средства. А цель была на всех одна – остаться в живых. Пожертвовать меньшинством ради спасения большинства.
Мог ли кто-либо иной, кроме Сталина провести индустриализацию страны за 10 лет? Неизвестно. Истории было угодно, чтобы этим человеком стал Иосиф Сталин. Но, допустим, что богоугодный царь-батюшка Николай Второй остался у власти. По утрам он как всегда бродил бы по Царскому Селу, стрелял ворон, потом опрокидывал стопочку водки, закусывал лимончиком, и шел в кабинет, где принимал поэта Николая Заболоцкого, вел с ним светскую беседу о поэзии и прочем возвышенном. И тянулась бы эта богадельня до 1941 года. Николая, конечно же, никто бы не бросал в застенки НКВД, и он не заезжал бы по этапу в Комсомольск-на-Амуре, потому как не было бы ни НКВД, ни Комсомольска-на-Амуре. Но в 1941 году, скорее всего, Заболоцкому пришлось бы в баварском поместье кормить бюргерских свиней кусками своей плоти, а какой-нибудь белобрысый оберфюрер пинками гнал бы царя-батюшку в газовую камеру.

Как иначе за 10-15 лет можно вылепить из страны с сохой страну с ядерной бомбой? Только переломив ее (страну) о колено, и измочалив сапогами до безобразия.
И Сталин, что называется, just did it , в 1929 году советские летчики летали на цельнодеревянных аэропланах, а через 10 лет бомбили Берлин на Ил-4.

Сталин как полководец

Конечно, Сталин не был великим полководцем уровня Александра Македонского и прочих военных деятелей прошлых времен. Но он был хорошим организатором, и смог создать команду полководцев, которые раскатали под плинтус вермахт, сильнейшую армию мира. Создать работоспособную команду – это первоочередная задача любого руководителя, будь то мэр, губернатор или глава государства. Никакие геройские бойцы не способны выиграть войну одним героизмом, потому что «армия в конечном счете — это не что иное, как произведение численности на качество командиров». (с) Карл фон Клаузевиц.

Если в армии нет качественного комсостава, то бойцам остается либо в порядке живой очереди ложиться грудью на пулеметы, либо вот так выходить на дорогу.

Где же баварское?

В романе Ирвина Шоу «Молодые львы» (1948) немецкий офицер рассуждает предельно откровенно.

— Нынешняя война, — это уже не та простая, понятная всем война в рамках одной и той же культуры. Это нападение зверей на дом человека. Я не знаю, что ты видел в Африке и Италии, но знаю, что я видел в России и Польше. Мы превратили в кладбище территорию в полторы тысячи километров длиной и в полторы тысячи километров шириной. Мужчины, женщины, дети, поляки, русские, евреи — мы не делали различия. В наших поступках не осталось ничего человеческого. Так делает только ласка, забравшаяся в курятник. Казалось, мы боимся, что если мы оставим на востоке хоть что-нибудь живое, оно когда-нибудь послужит свидетельством против нас и осудит нас. А теперь… Мы проигрываем войну. Зверя медленно загоняют в угол, и человек готовится подвергнуть его последнему наказанию.

Либеральная общественность почему-то старается принизить значение Победы в Великой Отечественной войне, оспорить те или иные военные действия советского руководства. Само празднование Победы для них является назойливым «победобесием». Некоторые договорились до того, что на полном серьезе уверяют, что если бы мы сдались немцам, то жили бы сейчас в Германии, безмятежно пили бы баварское пиво, закусывая сосисочками с тушеной капустой.
Буквально на днях блогер Артемий Лебедев в очередной раз разродился олигофреническим недоумением.

Что собирались сделать немцы с русскими в случае победы? В чем был смысл войны с немецкой стороны?

В сети доступны документальные высказывания руководителей нацисткой Германии о России, русских и вообще славянах. Какая нам предполагалась судьба. Любой может взглянуть, ни о каком пиве и сосисках там речи нет.
И если кто-то считает, что перед тем как сравнять Ленинград с землей гитлеровцы на автобусах «мерседес» заботливо вывезли бы ленинградцев в безопасное место, тот может сразу обращаться в психиатрическую клинику за справкой по факту дебильности. Кстати, полезная вещь в интеллектуальных спорах, чуть что, справку на стол и к вам никаких претензий.

 

Генрих Гиммлер

Германский восток до Урала… должен стать питомником германской расы, так что лет через 400-500… немцев будет уже не 120 миллионов, а целых 500-600 миллионов. Говоря по-военному, мы должны убивать от трех до четырех миллионов русских в год…

Адольф Гитлер в ночь на 26 сентября 1941 г.: «Я могу представить себе, что иные хватаются за голову: как только фюрер может уничтожить такой город, как Петербург! Конечно, дома я совсем другой. Я не мог бы никогда видеть страдания и переносить боль. Но если я знаю, что раса в опасности, тогда чувство уступает место холодному рассудку.

Я вижу только жертвы, которые потребует будущее, если сегодня жертвы не принести».

 

В последнем предложении мы видим ярчайший образец ящероподобного мышления тираннозавра образца первой половины 20 века. Иосиф Сталин рассуждал в похожем стиле, иначе и быть не могло, иначе он бы не смог за историческое мгновение стать сильнее врага, выстоять и победить.

По итогам всего вышесказанного надо признать, что каждый из нас, ныне живущих россиян, минимум два раза в год, в День Победы 9 мая, и День памяти жертв политических репрессий в СССР 30 октября должен мысленно или вслух поблагодарить небеса за то,

  1. Что нам не довелось жить в эпоху тираннозавров 1930-х годов.
  2. Что мы живем здесь и сейчас, и толкаем животом тележку в супермаркете, а не вагонетку с мылом из человеческого жира.
  3. И, конечно же, сказать спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство.

 

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial