4 августа свой 90-летний юбилей отметил один из самых известных жителей Комсомольска-на-Амуре — Павел Лукич ФЕФИЛОВ — писатель-краевед, член Союза художников России, профессор Дальневосточной народной академии наук, почётный член Географического общества России, стипендиат губернатора Хабаровского края. Павел Лукич является автором известных книг, таких как «Георгий Седов на Дальнем Востоке», «Сёла Амура», «Художники города Комсомольска-на-Амуре».

Картины художника Павла Фефилова можно встретить в музеях и картинных галереях многих городов России, за рубежом и в частных коллекциях.

Настоящий северянин

Павел Фефилов родился в Архангельске четвертого августа 1929 года. Он является потомком одного из древних родов архангельских поморов.

Русский Север — уникальная часть России. Отсюда вышли многие выдающиеся люди нашей страны: М.В.Ломоносов, архитектор А.И. фон Гоген, художник и сказочник С.Г.Писахов, адмирал Флота СССР Н.Г.Кузнецов, легендарная династия кораблестроителей Кутейниковых, которые строили корабли Петру Первому, затем Советскому Союзу и сейчас — современной России, поэт Николай Рубцов, руководитель Российского национального оркестра М.В.Плетнёв, знаменитый баянист Ю.И.Казаков и многие другие.

Первое, на что обращаешь внимание в разговоре с Павлом Лукичом, – это его лицо. Такие чистые образы с исконно русскими чертами можно увидеть на фотографиях дореволюционных времен императорской России. Лица людей давно минувшей эпохи, настолько далёкой от нас и невероятно другой, что сейчас кажется просто фантастической, потусторонней. Ловишь себя на мысли, что всматриваешься в них так же, как когда-то, будучи в Москве, Уинстон Черчилль всматривался в лица бойцов роты почётного караула. Пристально, как бы стараясь понять, что же это за народ, который после разрушительной гражданской междоусобицы за 20 предвоенных лет смог создать из дремучей крестьянской страны величайшую державу планеты, переломил хребет гитлеровской, сильнейшей армии мира, и завоевал пол-Европы?

Что это за люди? Что им пришлось пережить? Каким было для них время великих побед и горьких поражений?

Номер на фотоснимке

Рассказывая о своём детстве, Павел Лукич признаётся, что время было очень тяжёлое:

— Я и сестра были детьми «врага народа». Отец – кадровый офицер, в гражданскую воевал в Белой армии, после войны работал преподавателем физики в школе. Арестовали ни за что, контрреволюцию на Севере пришивали всем подряд, во время гражданской войны в наших краях были войска Антанты, и из-за этого народ прессовали страшно. Команды деятеля ВЧК Михаила Кедрова и его последователей мели всех подряд, бывало, на целые улицы ни одного мужика не оставляли.
На школьных фотографиях отца у всех учеников на головах цифры стоят, у моего отца №16. Это значит, по этим снимкам органы НКВД вычисляли людей с дореволюционным прошлым, кто куда пошёл в дальнейшем по жизни.
Отец после гражданской войны работал в школе, на кафедре физики вуза, одно время был руководителем детской технической станции – огромных мастерских, где дети занимались техническим творчеством. Через 25 суток после ареста он был расстрелян. Никто не разбирался, никаких судов не было, решения выносились «тройками».

С 1943 года Паша Фефилов — ученик рулевого на речном флоте. 13-летнего подростка направили проходить практику в рейдовый флот Главсевморпути. Вместе с ним практику проходили ещё два студента, все остальные члены экипажа были заключёнными. Водили плоты по Северной Двине, работали кочегарами, стояли вахту 4 часа через 4 – это очень тяжёлая работа. Современной молодежи, ненапряжно прожигающей жизнь в социальных сетях, невозможно представить, что значит работать кочегаром в котельном отделении парохода, поверьте на слово, это не комментарии на клавиатуре набирать.

— Я попал на буксир «Марксист», он 13 тысяч кубометров леса тащил с верховьев Северной Двины на бумажный комбинат в Архангельске. Шёл едва-едва, его нагнать любой мог. Из деревень подъезжали на лодках, продавали молоко, свежее мясо, овощи, зелень, выпечку, ягоду, буксир был как движущийся рынок.

Чтобы представить масштабы лесозаготовок можно взглянуть на фотографии 1950-х годов, биржа лесозавода №14, Архангельск, пограничник возле будки вальяжно наблюдает за «иностранцем» на погрузке.

Вроде бы и китайцев нет, а лес — сплошной кругляк

 

До 1945 года в семье Фефиловых не было огорода. Жили в конце главной улицы Архангельска, где за красивым типично архангельским деревянным домом с мезонином были сплошные мхи и лес.

Архангельск, середина 1950-х годов

— Одно лето ходил пастухом, скот гонял туда на выпас. В 6 утра получал полпайки хлеба, бутылку молока, плащ, длинный кнут — и пошёл. Во мхах земля местами колыхалась под ногами. Там, где чёрная вода, туда не ходи, трясина затянет – погибнешь. Когда приближался дождь, козы сами группировались вокруг меня, я в середине, накрывал плащом себя и часть стада, так и пережидали непогоду.

Первый военный год семье пришлось поголодать, зарплата была только у матери, которая работала машинисткой в Главсевморпути.
Затем купили козу, появилось молоко. На второй год уже было несколько коз. Тогда же Главсевморпуть начал бесплатно распределять по семьям добытых тюленей. Паша брал нарты, на Севере все семьи их имели, и шёл к складам, где с помощью мужиков заваливал на нарты тюленя и волок домой.

— Мясо тюленя коричневого цвета, есть можно, не такое вкусное, как телятина, но ели, суп варили. Когда снимаешь шкуру тюленя, там сало толщиной 25 сантиметров светло-лилового цвета, колышется, как студень. Подсолишь и ешь, хлеба не хватало, так мы ели просто так или с картошкой. В войну тюлени выручили народ очень сильно. И рыба. В основном питались рыбой. Летом ходил на лодке к островам и со старых полузатопленных плашкоутов ловил ершей. Это моя обязанность была. Самая вкусная уха из ершей.

Хлеб в военные годы получали по карточкам, и, поскольку Павел был студентом судостроительного техникума, ему полагалось 600 граммов хлеба в день. Остальные получали 125-граммовый паёк. Булка хлеба стоила 600 рублей (1942-43 гг.), большая редька – 90 рублей.
Кроме того, сушили картофельные очистки, потом перемалывали в мясорубке, добавляли немного муки и пекли драники.

Весной 1942 года Главсевморпуть выделил жителям участок земли под огороды, и с того времени Фефиловы были обеспечены овощами. Фруктов, конечно, никаких не было, но было много ягоды: морошки, брусники, черники.

На восток за новой жизнью

В 1948 году Павел Лукич окончил Архангельский судостроительный техникум и по направлению Министерства судостроительной промышленности прибыл на судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре. Часть однокурсников отправили в Калининград, часть в Ленинград и Комсомольск-на-Амуре.

— Мы сюда поехали за романтикой, никаких мыслей о больших заработках не было, хотя здесь хорошо платили. 27 человек добирались до Комсомольска 27 суток. Прошло 70 лет, и остался из всех я один.

В Комсомольске Павла Фефилова сначала призвали в армию, но затем согласно решению правительства оставили на заводе в числе молодых специалистов. После войны страна остро нуждалась в рабочих руках, которые могли бы восстанавливать народное хозяйство, строить новый флот.

— Павел Лукич, в августе 1948 года вы приехали в Комсомольск. Вам было 19 лет. Какие у вас были впечатления о городе?

— Город вызвал восторг. Я всегда говорил: лучше Комсомольска-на-Амуре города нет. Ленинградский проект, прекрасные дома, улицы, везде идёт стройка, всё вокруг буквально кипело энтузиазмом. Во-первых, не надо было печки топить, было центральное теплоснабжение, у нас в Архангельске нигде такого не было, даже в Северодвинске только-только начинали коммунально обустраиваться. Во-вторых, великолепное общежитие. Мы приехали, а для нас уже готов дом молодых специалистов, на углу улицы Красноармейской и улицы Кирова.
Много рабочих приехало сюда, по стране ездили вербовщики и зазывали в Комсомольск. Все были довольны. Хорошая зарплата, северный коэффициент.
В целом в те годы жили хорошо. Икра красная стояла в бочках, на Кирова был большой гастроном, там продавали живую рыбу, крабов в банках. Как приехал, на следующий год уже ходил на охоту, рыбалку, за грибами, ягодами.
Рядом с нашим общежитием была столовая, сам квартал назывался «Брусчатка», так как в этом районе начали делать дома из бруса. Это были семейные общежития.

— Повлияла ли на вас биография отца?

— В КПСС я с 1956 года, в активе — 5 лет освобождённой партийной работы. Отправили на учёбу в Высшую партийную школу, оформили все документы, но в результате не прошёл мандатную комиссию. Тем не менее годы партийной работы дали мне осознание жизненных процессов. Всё было нормально, но вот где это предательство сидело, почему вдруг сменили общественный строй, до сих пор не понимаю.

На Комсомольском судостроительном заводе Павел Лукич проработал сорок один год. Начинал простым инженером-конструктором, последовательно прошел через третью, вторую, первую категории конструктора, закончил старшим инженером-конструктором, попутно окончив кораблестроительный факультет Комсомольского-на-Амуре политехнического института. Не забывал и однокурсников по судостроительному техникуму, каждые 2 года ездил в отпуск на запад, встречался с ними в Ленинграде, Архангельске.

Павел Фефилов, 1970-е

Увлёкся живописью, стал заниматься в городской художественной студии, где учился мастерству у дальневосточных художников Ли Гирсу, А.Т.Кима и Г.С.Лукьянова.

Живописец и писатель

Среди творчества художника Павла Фефилова много картин и графики, посвящённых дальневосточной природе. Персональная выставка в 2002 году так и называлась — «Седой Мяочан».

Работал кистью и в самом Архангельске. При создании серии картин «Храмы русского Севера» художник побывал во множестве архангельских сёл и деревень на реках Пинеге, Северной Двине, на побережье Белого моря. Посетил Соловецкие острова и Заполярье.

 

Немало времени Павел Лукич посвятил изучению истории Дальнего Востока. Работая инженером на Амурском судостроительном заводе, принял участие в редактировании и оформлении коллективной монографии по истории завода  «Амурские корабелы». В 1986 году участвовал в издании книги о Комсомольске-на-Амуре «Амурский характер».

Долгое время изучал биографию В.К.Арсеньева, был участником нескольких научно-практических конференций в Хабаровске и во Владивостоке.

Имя художника Павла Фефилова включено в тридцать седьмой том энциклопедического словаря мировой живописи «Всемирный Лексикон Живописи», изданный в 2003 году в Германии (Мюнхен–Лейпциг).

Коллектив редакции газеты «Дальневосточный Комсомольск» сердечно поздравляет Павла Лукича Фефилова с юбилеем и желает ему долгих лет жизни и новых творческих свершений.

 

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial