Пытаюсь осмыслить диверсию на Первостроителей, Васянина и Шиханова.

В том, что это диверсия, у меня лично, никаких сомнений нет. Перечисляем косвенные улики:

1. Большое количество разлитого нефтепродукта (полагаю, соляр). Соответственно, довольно значительная стоимость этого самого продукта — если прикинуть площадь бедствия, там тоннами его вес измеряется. Кто-то хорошо вложился в эту операцию.

2. Растащить этот объем вручную нереально. Значит — был какой-то автотранспорт с большой емкостью. Номер, скорее всего, был замазан или вообще — снят. Камеры видеонаблюдения помогут установить марку этой техники, но не дадут возможность определить ее принадлежность.

3. Асфальт испоганен только на дорогах, которые ремонтировало предприятие РУСТ, а его руководитель напрямую заявил об ранее озвученных конкретным конкурентом угрозах проведения подобной акции.

Версии:

— Месть конкурентов за выигранный аукцион. Чисто, бизнес-разборки, из-за денег.

— Провокация каких-то сторонних сил, направленная на:

А) Общую дестабилизацию обстановки в городе, который прогремит на всю Россию и привлечет внимание ко всем проблемам Комсомольска, а их — более чем.

Б) Дискредитацию Комсомольска, как участника федеральной программы по ремонту дорог (денежка, само-собой, тоже — федеральная).

В) Дискредитацию губернатора и новоизбранного главы города, которым придется данную проблему как-то решать. Причем, даже поимка злоумышленников не облегчит им жизнь. Дорог-то нет, повис ущерб порядка 100 миллионов рублей.

Вопрос: найдут ли заказчиков данной диверсии? Ответ: теоретически, могут, если найдут исполнителей.

Второй вопрос: а исполнителей найдут? Ответ: да вот — не факт. Если за рулем условной автоцистерны был какой-нибудь бедолага-маргинал, то не найдут, скорее всего.

Примерный сценарий подготовки диверсии.

Уточнение: как уже выяснилось, нефтепродукт разлил белый микроавтобус (предположительно — «Мазда Бонго»).

Итак, представим планирование диверсии с нанесением максимального ущерба дорогам по Васянина, Шиханова и Первостроителей.

1. Автобус должен был быть не местный, то есть, не зарегистрированный у нас (а лучше — не зарегистрированный вовсе). Идеальный вариант, на мой взгляд, нанять его в какой-нибудь глухой деревне, расположенной километрах, этак, в 250-ти от Комсомольска. Причем, желательно, не по трассе Комсомольск-Хабаровск (придется пост ГИБДД на Орловском шоссе проезжать дважды).

Автобус должен быть достаточно старый. Это для того, чтобы не жалко было его уничтожить после совершения преступления. Сжечь, утопить — попробуй, отыщи его на наших малолюдных просторах.

Еще один плюс далекой деревни — там масса техники болтается вообще без всякой регистрации, а значит, пропажа одной единицы будет практически незаметной для официальных органов, расследующих это преступление.

Ну, а если взять оттуда же, из заброшенной деревни, горемыку-маргинала (а их там достаточное количество) в качестве водителя, то искать его будет крайне затруднительно, не говоря уже о перспективе этого человека плавать, в настоящее время, где-нибудь в Амуре с чугунной батареей на груди…

Скажете, жути нагоняю? Может быть, но еще раз вспомним сумму заявленного ущерба и возможные последствия вылета нашего города из федеральной программы по ремонту дорог (а это — 500 миллионов рублей в год).

2. Наверняка маршрут движения микроавтобуса был проверен на предмет расположения камер видеонаблюдения и проложен так, чтобы направление выезда его из города не было зафиксировано. Полагаю, что это — вполне реально, чай не в Москве живем.

3. Исходя из того, что разлитого нефтепродукта было достаточно много, преступникам требовалось его где-то приобрести. Очень сомневаюсь, что сделано это было на какой-то, официально работающей, АЗС в день совершения. Там везде установлены камеры видеонаблюдения.

Значит, нефтепродукт должен быть «левый», приобретенный неофициально.

4. Непосредственный исполнитель должен был иметь очень ограниченные контакты с заказчиком и знать о нем только его имя (вполне вероятно, что вымышленное), очень смутно представлять его внешность и ни в коем случае не суметь ее внятно описать. Это на случай задержания непосредственно на месте совершения преступления. То есть, даже если этот человек до сих пор жив — толку от его задержания, скорее всего, будет немного.

5. Все организаторы диверсии наверняка обеспечили себе железобетонные алиби на ночь ее совершения. То есть — не жена подтвердит, не прочие родственники, а масса посторонних людей, которых не заподозришь к пристрастности. Хороший вариант — надраться в ночном заведении и чуть-чуть побузить, чтобы запомнили.

Хотя… Отсутствие алиби абсолютно ничего не доказывает, являясь очень слабенькой косвенной уликой.

Как видите, задача по раскрытию данного преступления весьма и весьма сложна. Даже для объединенных усилий МВД, СК и ФСБ.

Но если оно не будет раскрыто, то граждане вправе задать вопрос: «А государство-то еще существует?».

P.S. Кстати, давно не было обновления информации по лагерю в Холдоми. А ведь времени прошло довольно много…

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial