Давайте поговорим о коронавирусе и свободе слова. Вам только кажется, что эти две темы никак не связаны. На самом деле в России ничему нельзя удивляться, но нужно постоянно быть готовым к тому, что факты из абсолютно разных сфер деятельности влияют друг на друга. Это как «эффект бабочки», введённый писателем-фантастом Рэем Брэдберри – раздавил насекомое в далёком прошлом, вернулся в своё настоящее, а тут уже всё совсем другое…

Валерий СОЛОВЕЙ

Так о чём это я? Ах, да, начнём со свободы слова. Ну, в общем, встретилась мне тут заметка о том, как генеральная прокуратура решила привлечь к ответственности политолога Валерия Соловья. Между прочим, на российском информационном поле это весьма вменяемый и очень уважаемый аналитик. А прижать его хотят за так называемое «злоупотребление свободой слова». Пока этот проступок предусматривает административное наказание, но в Совете Федерации уже задумались над тем, чтобы перевести его в уголовное правовое поле. А конкретно это предложение внёс господин Клишас – весьма одиозная личность, яркий противник свободы слова, как таковой, автор законопроектов «о суверенном интернете», «о недостоверных новостях», «о СМИ – иностранных агентах». При этом это один из богатейших российских чиновников, который явно бравирует своим высоким материальным положением.

Андрей КЛИШАС

И я подумал, а что вообще значит «злоупотребление свободой слова»? Конституция России в статье 29 даёт нам чёткий посыл: каждому гарантируется свобода слова и свобода массовой информации, за исключением разжигания различных видов вражды. Эта же статья говорит о том, что в России цензура запрещена. Но оказывается, что достаточно внести в Кодекс об административных правонарушениях статью 13.15, как у власти появляется реальный механизм для ограничения свободомыслия средств массовой информации. И уж поверьте, пользоваться этим механизмом власть умеет так здорово, что не придерёшься.

Вот, например, на акции протеста (свободу которых нам тоже даёт Конституция) полицейские избили подростка. Сами понимаете, ответственности они за это не понесут. А если информация об этом пройдёт в СМИ, информационное агентство будет оштрафовано на сумму до миллиона рублей.

Ещё вариант: если суд признает, что опубликованная в СМИ информация способна создать «угрозу вреда жизни и здоровью граждан» или, не дай бог, «помехи в деятельности объектов жизнеобеспечения, транспорта» и так далее, тоже нехилый штраф такой вырисовывается. Поэтому формулируем правильно: не взрыв газа в квартире, а хлопок; не обвальное падение рубля, а флуктуации на валютном рынке; не обнуление сроков, а закрепление в Конституции социальных гарантий и сохранение исторического наследия. Потому что иначе «война, эпидемия, снежный буран, космоса чёрные дыры» и вообще сплошной зомби-апокалипсис.

С другой стороны, я понимаю, почему, федеральные СМИ, скажем, «Российская газета», публикуют только радужные материалы о том, как в России всё здорово. Потому что, если она начнёт писать правду о том, в каком ужасном состоянии находятся российские регионы, да и вся наша экономика в целом, издание рискует как раз и создать те самые помехи в работе «транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи». А за это полагаются различные санкции. Пока что административные, а кто знает, вдруг станут и уголовные. Или того хуже – «Российскую газету» признают иностранным агентом. Хе-хе-хе-с…

Немного иным путём идёт другое федеральное СМИ – Russia Today. Хотя его название и переводится как «Россия сегодня», оно, опять же, видимо, из страха перед наказанием за «злоупотребление свободой слова» чаще пишет не о России, а о так называемых «вражеских» странах. Вот там-то и творится сущий бардак – в Украине уголовное дело против экс-премьера, в Америке миллионы безработных, в Англии рухнула экономика, в Германии война с оппозицией. Поди проверь, «заведомо ложные» эти новости или нет. К тому же это всё у них, а не у нас, значит и штрафов никаких не будет.

А теперь о коронавирусе. Вот вы спросите, за что Валерий Соловей впал в такую немилость. А всего лишь потому, что усомнился в правдивости статистики российских властей о масштабах заболеваемости коронавирусной инфекцией в нашей стране. Господин Соловей даже обнародовал информацию о том, что цифры существенно занижаются – и по заболевшим, и по смертным случаям. Не берусь утверждать, прав он или нет, тем более, что человек сослался на анонимные источники. Но сами посудите, разве не является в нашей стране общепринятой политика сокрытия или даже искажения важной информации?

Кроме того, в прессе уже прошли сообщения, что наши тесты на определение коронавируса где-то раз в сто менее чувствительные, чем зарубежные. Да и ладно бы так, но даже их не хватает. Вот у нас в Комсомольске, как говорят врачи, вовсе нет никаких тестов, и анализы отправляют в Хабаровск. А оттуда, судя по всему, и вовсе в Новосибирск.

В то же время у нас нет никакой объективной информации о смертности. Но если, скажем, взять статистику смертей от пневмонии (а заражённые коронавирусом умирают чаще всего именно от этой болезни), то по разнице с прошлым годом можно косвенно получить необходимый ответ. Опять же, не берусь утверждать, что это именно так (да и читающие сейчас эту статью специалисты Роскомнадзора не дадут соврать), но разве не дают эти простейшие выводы пищу для размышлений?

Однако вместо того, чтобы в ответ на данные Валерия Соловья опубликовать опровержение, сведения от независимых источников с привлечением специалистов ВОЗ, его обвиняют во лжи и угрожают наказать. Топорно, грубо, но для нашей страны это весьма логичный шаг. Хотя, нет, некое опровержение было. Вот на Первом канале Владимир Познер попросил какую-то чиновницу дать «честное, благородное слово» что все официальные данные по коронавирусу истинная правда. И та дала само собой, этому святому старцу «честное, благородное слово», и он проглотил, кивнул своей убелённой сединами и лысиной головой. А зрители, думаете, поверили? Это как у сатирика: государство говорит «повышения цен не будет», народ чертыхнулся и побежал скупать гречку…

Или вот другой пример. Администрация города присылает в редакцию обращение к жителям города, в котором чёткая установка: спокойно, без паники. А какая паника? Живём спокойно, никто и не думал впадать в истерику. Но после прочтения обращения так и хочется добежать до магазина и купить пару мешков гречки, упаковку туалетной бумаги и, да, спиртного, конечно, чтобы веселей было в самоизоляции. А кто виноват в таком отношении населения ко всему, что исходит от государства? Угадайте с трёх раз, почему это происходит.

И вот вам, друзья мои, ещё одна идейка! Можете себе представить ситуацию, что если я напишу, будто в России все заражённые коронавирусом экстренно излечились, а единственный умерший от этой инфекции воскрес, то меня за эту заведомо ложную информацию привлекут к ответственности? Я не могу себе этого представить. Потому что если эта ложная информация на благо государству, то это уже, вроде как, и не ложь и даже не «злоупотребление свободой слова», а, скажем, оценочное суждение или, например, попытка выдать желаемое за действительное. Совсем другая формулировка, но какая разница!

Об авторе

В средства массовой информации пришел целенаправленно, уволившись с военной службы. Работал в городской телекомпании, корпоративной газете «За сталь», сегодня является заместителем главного редактора газеты «Дальневосточный Комсомольск». Главным принципом журналистики считает объективность.

А ещё у нас есть

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика