Minolta DSC

По ту сторону экрана

Все мы хотя бы иногда смотрим телевизор. Картинку с телеэкрана. А вот кто из нас задумывался о людях, которые эту картинку создают? Ведь не сканируется же она специальной программой непосредственно с реальности, чтобы выдать нам сюжет или передачу. Быть может, это всё в будущем. Ну, а пока такого у нас нет (а может быть, и хорошо, что нет), будем знакомиться с телевидением настоящего. Хотя правильнее, к сожалению, будет сказать – прошлого. Местное телевидение в Комсомольске не то чтобы прекратило своё существование, но сократилось до корпункта и снимает сюжеты только для краевого ВГТРК.

9 декабря Комсомольскому филиалу ВГТРК исполняется 60 лет, и в честь этой знаменательной даты мы представляем вашему вниманию ретро-интервью с телевизионным оператором – Ильёй СИДОРОВЫМ. Разговор состоялся несколько лет назад, когда жизнь нашего телевидения была ещё довольно бурной.

От фото — к кинокамере

— Илья, когда вы впервые взяли в руки камеру?

— Я ведь изначально начинал с увлечения фотографией. А в фотографии присутствуют все азы операторской работы, да и основные технические элементы те же. Каждый оператор должен как минимум быть фотографом. Так что, достигнув определённых высот, я ещё зачем-то отучился в культпросветучилище на отделении фотографии, и лишь потом знакомые привели меня на телевидение. Причём я пришёл в 1983 году, и тогда ещё были кинокамеры. Это сейчас каждый в принципе может взять в руки более или менее простую видеокамеру, сам себе и оператор, и режиссёр. Два года я замещал разные вакантные технические должности, всё было интересно, но камеру взял (именно кинокамеру) только в 1985 году. Первый свой сюжет снял только через два года. Причём всю работу от начала до конца сделал сам – и отснял планы, и взял интервью, и написал текст. Тогда людей не хватало, часто всё приходилось совмещать. Зато можно было снимать большие передачи с элементами документального кино. А ведь это не так просто. Представьте, нужно выстроить мысль в объёме часа с помощью слов, музыки, картинки. А плёнки после съёмки приходилось проявлять и только тогда смотреть, что получилось. А если снимали сюжет или передачу по заявке Москвы, по специальному приказу, эти плёнки заранее не проявлялись, так что отсылали «кота в мешке».

— Не было ли соблазна пойти по журналистской тропе?

— Был. Да я и писал. Хотя и мало. В основном про туризм – горный, парусный. Я сам немного занимался этим, а когда больше разбираешься, понимаешь, знаешь термины, специальный сленг, то и написать проще самому. Но с самого начала попал под очарование именно съёмки, под чары композиции, смены планов. Тонкость этой работы в том, что необходимо поймать момент. Оказаться в нужное время в нужном месте. А если нет — раз, и момент ушёл. И ладно если где-то, например на природе, можно попытаться повторить, то на городских мероприятиях понимаешь, что события не повторяются. Никто для тебя ничего специально не сделает. Отсюда ответственность и интерес в работе.

Искусство телесъёмки

— А какие ещё важные моменты в операторском искусстве?

— Вопрос искусства в операторстве вообще довольно сложный. Конечно, технические моменты, такие как цвет, нужный фильтр можно искать много лет, как художник ищет цвет для изображения, скажем, лотоса. Но даже просто найти удачную точку съёмки стоит иногда очень дорогого. Вот снимаем, например, сенокос. Казалось бы, что может быть проще? Только ведь на самом деле надо исходить в поисках этой точки всё поле. А если у съёмочной группы острое ограничение во времени? Так что больше чем наполовину успех работы зависит от организации. Вовремя приехать, заранее обо всём договориться. К сожалению, часто бывает совсем не так. Съёмка — это ведь самый последний этап работы над сюжетом, на этом этапе уже должно быть всё ясно – что, где, когда и для чего снимаем. И тогда я, как часть команды, должен выполнить свою часть работы. Снять общий план и то требует много времени, а ведь могут быть и ошибки, снял – понял, что неудачно. Поэтому приходится пользоваться и шаблонами.

Снимаем, например, детскую поликлинику, ну, или там прибытие поезда… Как можно снять? Да по-разному, конечно. А можно сразу поставить камеру на пол, и будет очень интересный эффект попадания в детство. Все ведь мы были маленькие и смотрели с ракурса «от горшка два вершка». Искусство? Нет… Шаблон…

От автора: Это с точки зрения мастеров, профессионалов — шаблон, но то, что кажется им простым и естественным, нас, обычных смертных, завораживает.

Четвёртая власть

— А помимо технических моментов, что привлекает вас в работе?

— Конечно же, социальная значимость. Какая-никакая, а всё-таки мы четвёртая власть… И когда реально, по-настоящему, на твоих глазах кому-то нуждающемуся оказывается помощь, от этого испытываешь сильные чувства. Просто наслаждение. К общей нашей радости, иногда это бывает.

Или приятно, когда получается разговорить интервьюируемого человека. Конечно, это задача журналиста, но многие пугаются именно камеры, и вот сидит человек зажатый, слова сказать не может, но вдруг что-то случается, камера как будто становится невидимой и он заговаривает, и заговаривает интересно. А бывает ещё и так – снимали на новом памятнике, подарке от китайского народа. Отношение к нему у жителей неоднозначное, вот на эту тему и снимали опрос. Но, возвращаясь к вопросу организации, почему-то это делали утром, когда вокруг там совсем никого и нет. А опрашивать надо… И тут откуда-то появился пожилой мужчина, и так хорошо, ясно, ёмко и без мата всё сказал, что любо-дорого. Без элемента удачи тоже порой не обходится.

По роду профессии приходилось видеть и много известных людей – артистов, политиков. Приятно, когда чувствуешь, что человек не врёт, говорит правду… А когда артисты начинают подписывать фотографии на память со словами «дорогому, любимому», неприятно становится. Ну ты ж меня первый раз видишь, какой я тебе дорогой? Из всех поездок больше всего запоминались этнографические экспедиции. Встречались с шаманами, людьми, которые помнят старинные легенды, сказки, ремёсла. А ещё колоссальное удовольствие получал при съёмках «Амурской мозаики». Как впервые почувствовал прелесть бального танца, так и снимал потом все ежегодные соревнования.

Мы делаем свою работу

— Илья, скажите, на ваших глаза сменилось много тележурналистов. В какую сторону они изменились за это время?

— Думаю, соотношение талантливых людей и тех, кто заполняет своими материалами объём, осталось прежним. С 90-х годов появились хорошие ребята, которые стали задумываться о языке, о стилистике. И сейчас хорошо сказанная фраза стала интересовать меня не меньше, чем хорошо отснятый видеоряд.

— Кто были вашими учителями в работе оператора?

— Станислав Селезнёв, Владимир Подъячий, Владимир Толоцкий. Наилучшее взаимопонимание, и как с коллегой, и как с человеком, было достигнуто с Юрой Федосеевым. Когда мы работали вдвоём, то всегда знали, что и как каждый из нас снимает.

— Скажите, а семью поснимать время оставалось?

— Да, снимал и детей, и всю родню, жена вот только почему-то не хочет в кадр. Может, поэтому специального семейного видеоархива нет.

— Многие горожане недовольны работой местного телевидения. Как вы думаете, почему и как вы к этому относитесь?

— А как я должен относиться? Мы делаем свою работу, показываем жизнь города такой, какая она есть, представляем новости городской жизни. Я со своей стороны думаю над тем, как снять эту жизнь камерой так, чтобы смотрелось динамично, захватывающе. А те жители, которые недовольны, может, просто не интересуются своим городом?

Телесемья

Могу вам сказать, что практически всё общение между телевизионщиками происходит по именам, без отчеств, и на «ты», даже несмотря на их разнокалиберный возраст. Потому что работа требует очень тесного понимания друг друга, такого, какое обычно достигается в семье. Так что и телевидение у нас своеобразная семья-мафия, говоря офисным языком, корпорация. Спросил я у Ильи, приходят ли в эту корпорацию монстров, корифеев новые люди и считается ли профессия оператора сейчас престижной? «Приходят, — ответил Илья. — Много приходило… Только работают недолго и уходят. Не держатся. И не нужно долго угадывать почему. Работа современная, а техника и главным образом заработная плата устаревшие. Поэтому очень много кадров Комсомольского телевидения разлетелось по стране. В том же Хабаровске устойчивая комсомольская диаспора. А так, конечно, операторская работа престижна! Свадьбы снимать главным образом — стабильный заработок… Ну, и корпоративные вечеринки опять же».

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика