Вас не удивили результаты выборов? Лично я не знаю, как к ним относиться – радоваться или беспокоиться. Фактически мы наблюдали настоящее политическое чудо. Давайте разбираться, почему.

Итак, начать стоит с того, что выбор у нас давно только формальный. Нет, конечно, кроме так называемой «партии власти» присутствует так называемая «системная оппозиция» — что-то там вроде либерально-демократической партии, КПРФ и «Справедливой России». Но сами подумайте: что это за понятие «системная оппозиция»? Оппозиция либо есть, либо ее нет, а все остальное, так то от лукавого.

Оппозиция на то и нужна, чтобы критиковать правящую власть, а не входить с ней в соглашение, как это происходит в российских условиях. Настоящая оппозиция у нас загнана в самый дальний угол муниципальными фильтрами и полицейскими репрессиями. Как в советские времена, она осела в головах, и прорывается лишь на наших крохотных кухоньках за бутылкой пива, да в соцсетях. Потому что ведется настоящая охота на несогласных, вплоть до задержаний по подозрению в изнасиловании ребенка, как это произошло 22 сентября в нашем городе и регулярно происходит по всей стране, лишь бы человек не дошёл до митинга.

Теперь второе. Раз у нас нет оппозиции, как таковой («системная» не в счет), а формально выборы организовать нужно, и желательно, чтобы не было похоже на советские времена, когда были выборы без выбора, значит для представителей партии власти нужно придумать так называемых «технических кандидатов». То есть, таких кандидатов, которые официально зарегистрируются, с помощью старшего брата преодолев «муниципальный фильтр», но реальную политическую борьбу вести не станут.

Думаю, у всех комсомольчан и вообще жителей края, в эти выборы не было сомнений в том, кто был кандидатом настоящим, а кто техническим. Если кому до сих пор не ясно, то объясняю: реальным претендентом на высший пост в региональной власти был действующий на тот момент губернатор Вячеслав Шпорт, а все остальные просто создавали массовку. Это было видно, в том числе, и по тому, какой перевес в ведении предвыборной агитации был у представителя партии власти. Все остальные отнеслись к процессу очень скромно, а кто-то и вовсе пассивно.

Вот вы скажете, мол, да у нас же победил Сергей Фургал. Как человек, непосредственно занимавшийся публикацией предвыборных текстов, замечу, что Сергей Иванович с самого начала предвыборной гонки и до первого тура проявил себя как самый опытный «технический кандидат». Если остальные на протяжении нескольких номеров газеты готовили разные агитационные материалы, то штаб ЛДПР прислал один единственный текст, который кочевал из номера в номер. Ну, так, для галочки – есть, и ладно, мы ж не гордые, серьезно не претендуем на победу.

И все складывалось для центрального кандидата как нельзя лучше – он плыл по течению славы, изредка вырываясь на стремнину административного ресурса. На спинке губернаторского кресла все сильнее проступала совершенно определенная фамилия. Но тут, уппс… все пошло не по программе. Короче, ребята, похоже, перестарались, и если количество обычно, согласно диалектике Гегеля, так и норовит перейти в качество, то здесь произошло с точностью до наоборот – народ устал от победных реляций, которые в корне не соответствовали реальному положению вещей. Особенно возмутила озвученная губернатором цифра 45 тысяч рублей – средняя зарплата учителей по краю. Не знаю, как у вас, а у меня нет ни одного знакомого с такими показателями, а супруга моя и вовсе получает в 1,5 раза меньше.

Самое удивительное в том, что не было какого-то реального оппозиционера, который бы дал установку, как голосовать, чтобы сменить лидера. Без лишних разговоров каждый сам для себя решил, что нужно делать. Уже в первом туре стало ясно, что все идёт наперекосяк – двое из кандидатов набрали почти одинаковое число голосов, и с этим вряд ли что-то можно сделать. Не помогли московские идеологические десанты, не помогли информационные вбросы, не помогли попытки создания коалиции между конкурентами. Никого не удалось обмануть. И даже отставка главы города (которую до этого обещал губернатор), озвученная за 12 часов до начала голосования, никого не убедила. Народ пошел и проголосовал «за кого угодно, только не за Шпорта».

Похоже, даже для самого Сергея Фургала сложившаяся ситуация была полной неожиданностью. Он бы, вероятно, и снял свою кандидатуру со второго тура выборов, да вот беда – ничего уже не решал. Старшие товарищи вовремя увидели, что им светит реальный карт-бланш, и убедили «нашего парня в Гаване» не делать глупостей. А партийная дисциплина – штука серьезная! Ну а победителей не судят.

Что же теперь? Куда нас заведет протестное голосование?

Для Хабаровского края, скорее всего, ничего не изменится ни в лучшую, ни в худшую сторону. Не обладает ни ЛДПР, ни её ставленник реальными ресурсами для изменения ситуации в регионе.

Зато для России в целом подобный исход – реальное политическое достижение. Настоящее чудо, доступное простым избирателям, если они действуют заодно. Тихий протест по принципу «не мытьём, так катаньем» выявил слабое звено в системе и показал, что:

«Не так страшен чёрт, как его малютка», раз.

«Вода камень точит», два.

«Артелью и батьку легче бить», три.

«Дружный табун волков не боится», четыре.

«Сколько волка ни корми, а он в лес смотрит», пять. Ой, простите, это уже не из этой оперы.

С другой стороны, власть, напуганная протестным голосованием, может и вовсе пойти на отмену выборов губернаторов.

Для ЛДПР подобный демарш может обернуться немалыми репутационными потерями. Но не среди избирателей, а со стороны власти. Некоторые информационные источники говорят о том, что обида за поражение заставит Кремль лишить партию «системности», либо вывести из игры её харизматичного лидера. Но ничего, Владимир Вольфович в этом случае может предаться воспоминаниям и написать мемуары о том, как он собирался мыть сапоги в Индийском океане, и как угрожал участникам акции против пенсионной реформы посадить всех до одного.

Ну и напоследок. Я уже упоминал об отставке главы города Андрея Климова, которую нам пообещал губернатор. В своем видеообращении Андрей Викторович объяснил свой шаг тем, что «несет ответственность за результат выборов в первом туре». И вот тут я не понял: почему глава города должен отвечать за промахи региональной власти? Какой бы он ни был, мы сами его выбрали, а не приняли из рук в руки от края. Почему кто-то должен за нас решать, когда нашему градоначальнику уходить? Кто сказал, что наш избранник должен расплачиваться за наш выбор? Разве мы совершили какое-то преступление?

Боюсь, что вопросы эти так и останутся без ответа.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована