У многих слово «инвалид» вызывает жалость, а то и какое-то отстранённое чувство неловкости. Ну как же — человек с ограниченными возможностями. Эх, не повезло. Как-то принято относиться к ним особо — вроде бы человек перед тобой, но не совсем, какая-то скорбная имитация. Да?

Да ничего подобного! Давайте почитаем немного.

Более века назад

«Среди большинства господствует довольно великодушный взгляд, что все не способные к труду должны ложиться бременем на общество и содержаться на счёт общественной благотворительности…»

«…Слепой или калека, если его поставить на подходящее место, может сделать совершенно то же и получить ту же плату, что и вполне здоровый человек…»

«Мы не делаем для калек предпочтения, но мы показали, что они могут заработать себе полное вознаграждение…»

Это писал более 100 лет назад Генри Форд. Тот самый отец автомобильной индустрии США. Капиталист до мозга костей, но правильный капиталист. На своей фабрике он провёл тщательный анализ технических процессов и операций, выявив, что значительную часть их могут делать люди с различными увечьями, включая слепых, безруких и т.д., и дал команду трудоустроить инвалидов на условиях полной занятости при полной же заработной плате.

Не стоит упрекать Форда в эксплуатации этих людей, смысл был совершенно иным — сохранить у них самоуважение, ощутить себя абсолютно полноценными членами трудового коллектива и честно зарабатывать деньги на жизнь. Кстати, этот эксперимент полностью себя оправдал.

В блокаде

А это было в грозовые военные годы.

В первые месяцы Великой Отечественной войны подавляющее большинство незрячих было эвакуировано из Ленинграда в глубокий тыл. Во вражеском кольце по собственной воле осталось около 300 инвалидов по зрению — ученики спецшкол и работники нескольких предприятий. Они трудились наравне со всеми осаждёнными — плели сети для маскировки города от налётов, шили туфли для раненых. В воинских частях и госпиталях выступали слепые музыканты и певцы.

Именно в блокадном Ленинграде впервые в истории нашей армии незрячие люди были призваны на воинскую службу. В самом конце 1941 года в город на Неве поступили особые акустические аппараты — звукоулавливатели. Это были прадедушки современных радаров. Принцип их действия был основан на улавливании звука с помощью простейших механизмов — системы труб разного размера.

— Первоначально работать со звукоулавливателями поставили обычных красноармейцев. Вскоре, однако, их место заняли слепые. Их слуховые способности очень быстро развились в нужном направлении, что дало наземным службам просто невероятные возможности, — говорит Владислав Куприянов, хранитель музея. — За несколько десятков километров слепой слухач мог не только узнать о приближении самолёта, но и определить его марку. Слухачи по шуму мотора сообщали зенитчикам о том, что приближается — «Хейнкель» или «Юнкерс». В городе ничего ещё было не слышно и не видно, а слухачи уже докладывали о приближении фашистских самолётов.

Я привёл эти исторические справки для того, чтобы ещё раз озвучить мысль — физические ограничения отнюдь не приговор. Если общество правильно относится к человеку, он непременно получает шанс на полноценную жизнь в существующем социуме.

Комсомольск. Наши дни

В 1926 году в Хабаровском крае была создана местная организация ВОС. Решением 4-го пленума краевого отделения ВОС от 11 марта 1946 года была поставлена задача организовать учебно-производственные мастерские (УПМ) в городе Комсомольске-на-Амуре для трудовой реабилитации инвалидов по зрению. 12 декабря 1946 года УПМ были открыты, и слабовидящие приступили к производительному труду, естественно, получая нормальную зарплату.

В самом начале делали мебель, одёжные щетки и кисти. Сейчас (правда, это уже не УПМ, а ООО «Комсомольское предприятие «Амур») вполне себе продуктивно работают картонажный, швейно-перчаточный, столярный участки, а также участок по производству матрасов на пружинных блоках. Персонал — двадцать восемь человек, из которых пятнадцать — инвалиды по зрению.

— Вы загляните к нам, — приглашает директор ООО «КП „Амур“» Лариса Сидорина. — Сами увидите, что мы вполне оборудованное и технически оснащенное предприятие, ничуть не хуже других.

Непременно схожу и в скором будущем сделаю репортаж о работе этого производственного предприятия Всероссийского общества слепых.

Есть и ещё одно учреждение в Комсомольске-на-Амуре, деятельность которого большинство горожан представляет себе весьма смутно — КГБУ «Комсомольский-на-Амуре дом-интернат для престарелых и инвалидов». Организованное 8 января 1968 года, оно по сей день работает, оказывая своим пациентам ряд неоценимых услуг:

  • социально-педагогические услуги, направленные на формирование у получателей позитивных интересов, организацию их досуга;
  • социально-трудовые услуги, направленные на реабилитацию и адаптацию получателей социальных услуг.

Небольшое отступление. Как-то раз в беседе с директором дома-интерната Владимиром Князевым довелось мне услышать следующее:

— Да планов у меня много. Очень хочется создать при доме-интернате подсобное хозяйство. Овощи выращивать, фрукты. И людям в радость на земле поработать, посильно, конечно, да и своё-то всегда вкуснее магазинного!

Кто-то сказал, что уровень развития общества лучше всего характеризует отношение к инвалидам. Абсолютно согласен с этим. Вернуть их в активную жизнь, зажечь веру в собственные силы, дать возможность ощущать свою значимость, принося пользу окружающим — что может быть благороднее и гуманнее? Тем более что это вполне реально.

Вадим СОЛИН

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована