Поздравляю вас, господа, наша система здравоохранения является «более эффективной», чем во всём остальном мире. По крайней мере по версии нашего информационного гуру Дмитрия Пескова.

Столь высокое мнение пресс-секретарь президента высказал, отвечая на недоумение Всемирной организации здравоохранения по поводу числа смертей в России от действий коронавируса, несоразмерного количеству заболевших. Вот прямо так смело, глядя в глаза корреспонденту CNN, и сказал: «Вы никогда не задумывались о возможности того, что российская система здравоохранения является более эффективной, что она позволяет сохранить жизни большего числа людей?».

Пусть вопрос со стороны Пескова и был риторическим, я на него отвечу. Да, я задумывался о том, является ли российская система здравоохранения «более эффективной». Причём не раз и не два. Первый яркий случай появления этих мыслей зафиксирован мною при обращении к отоларингологу по поводу звона в ушах. Специалист долго смотрел в мои органы слуха, шептал туда всякие словечки, насыщенные шипящими звуками, а потом отправил в сурдологическую лабораторию. После того, как я принёс результаты обследования, врач заявил, что у меня всё в порядке. Я пожал плечами и принял эту версию.

Через некоторое время я снова пошёл к отоларингологу, только к другому, с той же самой проблемой. Результат точь-в-точь повторял первое обращение. Наверное, врачи лучше меня разбираются в заболеваниях. Возможно, они правы, и я действительно симулянт. Но как быть со звоном в ушах? Если это проблема не уха-горла-носа, почему оба врача не озаботились направлением к другим специалистам?

Третий раз мысли о невероятной эффективности посетили меня уже у окулиста. Причём, как мне сказали, на приём я попал к величине городского уровня — чуть ли не лучшему офтальмологу Комсомольска. Пришёл я к нему, чтобы разобраться с давней проблемой, касающейся правого глаза, на котором ещё в детстве было обнаружено помутнение роговицы. Тогда с ней не справились и махнули рукой. Сделаем скидку на то, что это была другая страна, другая медицина и вообще другое отношение к человеку. Теоретически сейчас всё должно быть куда лучше — профессиональнее и добрее…

Офтальмолог посмотрела в мой честный глаз через линзы, а потом ещё и на щелевой лампе, и выдала вердикт: ничего нельзя сделать, глаз ослепнет, когда помутнение разовьётся и в него прорастут кровяные сосуды. Ничего себе, обнадёжила!

Памятуя о случае с ухом, я подозревал, что делать вторую попытку нет смысла, но всё-таки сделал её. Отправился к другому окулисту. Попал на молодого врача, и это даже обрадовало. Думал, вдруг ей известны какие-то современные медицинские технологии. Но, увы, услышал я ровно то же самое, что и от первого окулиста. С точностью до деталей и совета — капать тауфон.

Последний повод столкнуться с высочайшей эффективностью нашего здравоохранения выдался, когда я просто попытался записаться к неврологу, чтобы пожаловаться на регулярные головные боли и всё тот же звон в ушах. Уж простите, не рискнул обращаться к посреднику в виде терапевта, чтобы сберечь себе нервы. Попытка закончилась уже на уровне регистратуры. В ней мне сказали, что в поликлинике нет невролога. На вопрос «а где его можно найти?» просто пожали плечами. То же самое сделали и в диагностическом центре. А на обращение в краевое министерство здравоохранения я вовсе не услышал никакого ответа.

Больше я стараюсь не задумываться об эффективности нашего здравоохранения. Просто боюсь совсем упасть духом.

Ну а теперь вернёмся к коронавирусу. Вот недоумевает ВОЗ по поводу малого числа смертей в России. Неужели эта организация что-то подозревает? Клянусь чем угодно, я о своих медицинских злоключениях ей не говорил, не провоцировал думать, будто Россия просто скрывает настоящие масштабы смертности от новой заразы. Откуда они узнали о нашей главной традиции, тянущейся из советских времён?

Нет, я, конечно, не оракул и даже не врач, поэтому не могу с уверенностью говорить, что российский минздрав всех обманывает. Скорее, другое — из-за низкой компетенции российского медицинского персонала, возможно, министерство само находится в состоянии счастливого неведения о том, как на самом деле обстоят дела? А иначе как понимать тот факт, что ни одна моя попытка контакта с медиками нашего города с целью рассказать о самом коронавирусе и практике лечения заражённых им людей не увенчалась успехом?

Всего таких попыток было две. Первый раз в инфекционной больнице нам просто дали понять, что никакой угрозы эпидемии в России не существует в принципе, а все журналисты просто ищут повода написать скандальный материал, чтобы всех напугать. Но это было ещё на заре российской версии пандемии. Второй раз наша редакция попыталась связаться с руководством больницы №2, где организован госпиталь для коронавирусных больных. Но на этот раз нам просто не ответили ни да, ни нет.

Как расценивать это нежелание общаться с прессой? Как некомпетентность или снобизм? Ну, первую версию мы сразу отметаем, ибо сам пресс-секретарь президента России разъяснил: у нас самая передовая медицина в мире. Значит остаётся второй вариант — эдакое профессиональное высокомерие не даёт нашим врачам отвечать на наши «тупые вопросы». Им же подавай журналистов CNN или BBC, как минимум.

А если так, остаётся одно — самостоятельно формировать на эти тупые вопросы свои тупые ответы. И они точно зреют в головах россиян и комсомольчан в частности, поскольку свято место пусто не бывает. Подогревают их возникновение и различные «информационные» рассылки из области теорий заговора. И эти ответы, я уверен, не понравятся ни российским медикам, ни власти, ни даже ВОЗ.

Так что призываю читателей беречь себя, и ни в коем случае не болеть. Иначе придётся столкнуться с самой эффективной медициной мира, а этот исход россиянам нравится очень редко. Ведь учить, как правильно какать по версии доктора Малышевой, и действительно лечить — совершенно разные вещи.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика