По меньшей мере, неделю комсомольчане являются свидетелями противостояния бизнеса и власти в районе рынка «Клюшка».

Некий предприниматель получил разрешение на благоустройство земли, прилегающей к территории, арендуемой другим бизнесменом, и, недолго думая, приступил к «благоустройству» территории, в ночное время принялся крушить асфальт на тротуаре перед магазинами.

Городская власть считает эти действия самоуправством, предприниматель не считает, и вообще, власть игнорирует.

Отношения власти и бизнеса – это отдельный вопрос, а вот о полиции, которая входит в структуру власти, хотелось бы сказать пару слов.

В данной ситуации действия полиции, прокуратуры и прочих властных структур выглядят вполне предсказуемыми. Там, где задействованы деньги и связи полиция как всегда молчит и бездействует. Возникает закономерный вопрос, зачем нужна такая полиция, которая способна только стоять в стороне и не вмешиваться? Полицейские могут оштрафовать одинокого прохожего с бутылкой пива, но если этих прохожих будет 20-30, и все будут пить пиво, полиция к ним не подойдет. Что это за полиция, которая ничего не может? Ну, кроме как фарами патрульных машин освещать работу экскаватора по вскрытию асфальта в ночное время.

Проблемы здесь кроются в самой системе внутренних и внешних отношений силовых ведомств, неважно, будь то полиция, ФСБ, прокуратура или МЧС.

За годы, прошедшие со времен капитана Жеглова звания и должности в полиции получают не за конкретные дела, условно говоря, за участие в разгроме банды «Черной кошки», а за выслугу лет (вы только вдумайтесь в это холуйское словосочетание!), способность предугадывать телодвижения начальства, непревзойденное умение выпить стакан водки без закуски, организацию рыбалки в хорошем месте и с хорошей рыбой, и все такое прочее.

Что полезного для общества сделал начальник УМВД города за всю свою суровую полковничью жизнь? Ходил под бандитские пули, поймал охапку серийных убийц, или, может быть, было дело поставил зарвавшихся предпринимателей на место? Никто не знает. А кто был начальником УМВД до него? Я уже и не помню. Вот такие они, руководители органов правопорядка, что жили, что померли – никому до них дела нет, никто не вспомнит.

И когда возникает ситуация, которая требует от полиции решительных действий, эти 40-50-летние ребята в потных мундирах откровенно теряются, оглядываются, пугливо прядя ушами, прислушиваются, предпочитая постоять в стороне, авось, проблема сама собой как-то рассосется.

И здесь уже совсем неважно, какие финансовые потоки идут на поддержание полицейских штанов. Поскольку все ресурсы, которые получают силовые структуры, в том числе и полиция, направляются на определенную цель: полностью избавиться от контроля и уйти от каких-то вопросов к этой структуре. Просто замкнуться на самих себя.

Речь сейчас идёт о касте людей, которые добились совершенно автономного положения. Никто не задаёт им вопросов, а если и задают, то с помощью прикормленной пресс-службы все вопросы отфутболиваются в известном направлении.

Что же делать? Вариантов не так много и они все на слуху и давно обсуждаются. Постепенный отход от излишней централизации полицейских структур, выборность полицейского руководства, и создание муниципальной полиции. Тема создания муниципальной полиции (милиции) периодически возникает то в Парламенте, то в Правительстве России, но политика государства в деле охраны общественного порядка до сих пор следует принципу «лучше плохо, но централизованно».

Именно такой принцип работы полиции мы наблюдаем в конфликте на «Клюшке».

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика