По грибы, по ягоды

21 августа — День сбора диких трав. Для нашего региона этот праздник, можно сказать, святой, многие из нас летом целыми семьями ходят в тайгу, если не за травами, то за грибами-ягодами точно.

Сезон сбора дикорастущих съедобных и лекарственных растений, ягод, грибов, орехов начинается в мае. Первыми его традиционно открывают сборщики черемши и папоротника.

Комсомольчанин Игорь ЗАВЬЯЛОВ занимается сбором дикоросов больше двадцати лет, начинал ещё в советские времена, как многие горожане, со сбора ягод и грибов. Постепенно стал изучать и заготавливать лекарственные травы, научился варить экзотическое варенье из шишек кедрового стланика.

— Игорь, каких дикоросов в Комсомольском районе больше, каких меньше?

— Трудно сказать. Многие растения предпочитают определённые места, голубика растёт на мари, можжевельник тяготеет к горам. По Комсомольскому району проходит стык юга и севера, и, хотя у нас есть дикий виноград, мы всё-таки больше северяне, леса наши не такие широколиственные, как в районе Хабаровска, мало липы, практически нет дуба, много марей, болот.

— Есть ли разница сбора дикоросов в советское время и сейчас?

— Сегодня много сборщиков на машинах, и они часто срывают ягоду незрелой. Официально бруснику можно собирать с 5 сентября, при советской власти за сбор брусники невовремя — штраф 13 рублей за килограмм, по тем ценам это считалось очень много. В лесу было больше контроля, лесники работали на совесть. А сейчас к 10 сентября от брусники уже ничего не останется. Будут собирать незрелой, созревать будет в ведрах на рынке.

Раньше была государственная скупка. Была отработанная мотивация, на приобретение дефицитного товара давали талоны, сдал 50 кг папоротника — получи талон на покупку джинсов, телевизора. А недавно сдавал я бруснику в столовую, цену дали низкую, за деньгами приходи потом. И зачем мне это надо? Я лучше сам продам и без хлопот.

С бизнесом не хочется заморачиваться, там совсем другие объёмы производства, потребуется брать в аренду участки в тайге, закупать специальное оборудование для хранения и приготовления, одной кастрюлей уже не обойдешься.

— Какие дикоросы пользуются у населения Комсомольска наибольшим спросом?

— В основном папоротник, черемша, брусника, голубика.

— Варенье из шишек кедрового стланика – это твоя фирменная заготовка. В чём трудность сбора шишек именно кедрового стланика?

— Во-первых, надо ехать в горы; во-вторых, ехать надо вовремя: чуть переросла шишка, ушла молочная спелость, и ничего не получится. Что касается традиционных кедровых шишек, то в этом году ожидается хороший урожай, последний такой урожай был в 2018 году.

— Главные опасности в нашей тайге – это медведи, клещи, комары?

— Медведи — это не самая большая опасность, тот же мокрец может человека до психоза довести. Или, к примеру, наступил на трухлявое бревно лиственницы, упал, бревно трухлявое, а сухие ветви торчат как копья, запросто могут пропороть человека. Одному лучше не ходить.

Ежегодно в стране заготавливают дикоросов на 50-70 млрд рублей, к сборам лесных ресурсов и их переработке сезонно привлекается до 5 млн человек.

В советское время в Хабаровском крае было довольно большое количество заготконтор, принимавших мёд и дикоросы. В перестроечные 90-е годы всё пришло в упадок. Сейчас действующие пункты приёма можно пересчитать по пальцам. При этом каждый год в лес отправляются тысячи сборщиков, которые выносят оттуда куда большие, чем раньше, объёмы даров тайги. Большей частью сырьё сдают перекупщикам. Те берут дикоросы дороже, чем в официальных пунктах приёма, что вполне понятно, поскольку у них все расходы — весы купить, заправить машину и отвезти китайцам.

Хабаровский край таит в себе огромный потенциал для развития бизнеса на природных ресурсах, и это не только рыба и лес, но и то, что растет в тайге, которая занимает 60 процентов территории края. Однако из-за неразвитой дорожной инфраструктуры, отсутствия законодательного регулирования рынка дикоросов и плохо отлаженной системы потребительской кооперации бизнес в этой сфере практически не развивается. Лесной кодекс с одной стороны разрешает населению заготавливать дикоросы в практически неограниченном количестве для себя или для предприятий-переработчиков, с другой — обязывает такие предприятия закреплять за собой на долгий срок участки лесного фонда. Чтобы действительно что-то собрать, предпринимателю нужен участок в 20-30 тысяч гектаров, его аренда в год может обойтись в 2-3 миллиона рублей, плюс такая же сумма будет тратиться на уходовые и противопожарные мероприятия. И даже такие огромные, на первый взгляд участки, могут принести предпринимателю сплошные убытки и головную боль. К примеру, необходимо собрать такой-то объем брусники, но она на участке может и не появиться, зато на соседнем будет, но зайти туда нельзя. Граждане имеют право собирать для своих нужд грибы, ягоды, шишки, папоротник. Сколько именно нужно для «своих нужд», законы не оговаривают. Такие лазейки в законодательстве приводят к тому, что неограниченный сбор кедрового ореха лишает копытных животных естественной кормовой базы. В Хабаровском крае отлаженной системой приема и переработки даров природы у населения власти похвастаться пока не могут. Возрождать такую практику начали лишь пару лет назад, с появлением Краевого сельскохозяйственного фонда. Он помогает предпринимателям развивать проекты сбора дикоросов и поставлять продукцию в крупные торговые сети края. Благодаря содействию фонда в Нанайском, имени Полины Осипенко и Лазо районах открылись центры заготовки.С помощью таких проектов правительство края надеется развивать перерабатывающие предприятия в сельских поселениях, что должно финансово поддержать местное

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика