Было дело, я водила старшего сына в его трёхлетнем возрасте в один очень уютный развивающий детский центр. Один из принципов, по которым работали в этой сказочной системе, был почти японский у-вэй — принцип невмешательства. Это означало, что ребёнок сам знает, куда ему идти и чем себя занять, а вы, мамы, не навязывайте, не подсказывайте, сидите на лавочке, любуйтесь проявлением естества.

Кроме полезных развивающих конструкций и методических пособий, в этом центре находился огроменный такой пластмассовый таз. Вот найдите у себя на кухне самый большой — тот будет в два раза больше. В этом тазу мирно спало пшено. В пшене тихо прятались маленькие игрушечки.

Предполагалось, что невинное дитя шебуршит пшеном, достает из него игруши, по пути развивая да, её ту самую, ставит игруши рядом на полочку и радуется. И мама вместе с ним.

Однажды на занятие пришла девочка Катя. По невероятно напряженному выражению лица Катиной мамы, её всё-сканирующему взгляду уже было понятно, что сейчас начнётся кино. А с нами работал психолог центра. Молодая девушка с величием павы ходила между детьми и наблюдала: она-то знала, что мамы здесь — мешающие элементы и главное в воспитательном процессе — интерес ребёнка.

Екатерина как-то влёт вычисляет развлечение «таз с пшеном» и бодренько направляется к нему. Екатеринина мама — за ней, на что получает совет психолога: «Мама в процесс не вмешивается!»

Оке. Мама оказалась послушной.

Екатерина не хочет скучно стоять у тазика и развивать моторику, она оказывается силы невероятной, тащит его под охи мамы с полки и волочет в центр комнаты.

Психолог удовлетворенно кивает («Ммм, нестандартный подход»).

Такой расклад пришёлся Кате по нраву, и пшено радостно, но дозировано, полетело во все стороны.

Мама подрывается как раненная чайка — но нет. Психолог доминирует, перебивая и взглядом и словом: «Мама не вмешивается».

Мама не вмешивается. Мама закрывает лицо руками.

— Так она познает мир! Не нужно мешать, — успокоила нас спокойная девушка.

Катюша воодушевлена: весь мир уже прогнулся под неё, крупа летит в стены, в детей, в нас, игрушки выуживаются с космической скоростью, и всё такое естественное, шумное, веселое, праздничное… Это уже невозможно остановить. И все, включая психолога, это уже понимают.

И тут — финалочка — таз переворачивается вверх дном, а Катя в центре пшеничного королевства начинает танец Шивы.

Это было великолепно.

Мамы уже ржали в голос.

Психолог приобрела растерянный вид, но произнесла фразу века, которая с тех пор сопровождает меня всю мою родительскую жизнь:

— А ВОТ ТЕПЕРЬ ПОДКЛЮЧАЕТСЯ МАМА!

Ульяна Боровинская

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial