Моего дедушку Александра Александровича БОЛЬШАКОВА призвали в армию 1943 году, когда ему было всего семнадцать лет. Он тогда был крепким высоким парнем, который безумно любил подраться. Он всегда говорил: «Чем больше против меня, тем веселее!».

На момент призыва фронт находился в районе Белорусии, и Александр попал на Первый Украинский фронт. Почти сразу его назначали старшиной роты разведки, под его командованием было сто человек. Мало он рассказывал про бои, не любил вспоминать то время.

Так со своей частью дошёл он до Польши. В 1945 году часть войск, в том числе и подразделение Александра Большакова, была снята с европейского театра военных действий и направлена на Дальний Восток для участия в боевых действиях против Японии. Во Владивостоке их посадили на торговые суда и отправили на остров Хоккайдо. Проплыли они сутки, после чего пароходы легли в дрейф. Простояли в открытом море четверо суток, а потом развернулись, чтобы идти на Холмск.

— Зашли мы в Холмск, а он пустой, такая тишина стояла в городе, только собаки бегали да кошки, жутко, — рассказывает Александр Александрович.

Ни одного живого японца не было в городе, почти все убивали свои семьи, а потом и себя.

— Я помню, как зашёл в здание управления и увидел губернатора Холмска, его жену и троих детей. Все были убиты.

Роте разведки было дано задание войти в город первыми и убедиться, что точно никого из вражеских солдат не осталось. Целый день ходили разведчики по городу, высматривая живых, но никого не нашли.

— Помню, как нашли мы винодельческий завод, а там в чанах плавали трупы японцев. Мы вылавливали оттуда их тела, а вино пили.

Когда Холмск очистили от трупов японских солдат, войска бросили на перевал в районе Южно-Сахалинска. Никто не ожидал, что там их будет ждать японская засада. Был жестокий бой, о котором дедушка предпочитает не вспоминать.

— Этого не было в моей жизни, я не хочу это помнить, — говорит Александр Александрович.

Были ещё сражения на Аниве и в Корсакове, после чего разведроту деда забросили на Курилы. Там тоже были страшные бои, японцев выбивали долго.

— Они сидели в подземных туннелях, как крысы. Всех было жалко — и нас и их!

После победы над японцами война для Александра Большакова закончилась. Он так и остался жить на Сахалине. Прожил там ещё много лет, стараясь забыть военные годы.

Прасковья БОЛЬШАКОВА

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика