Недавно в штате Калифорния законодательно обязали включать женщин в состав совета директоров компаний. Соответствующий закон подписал губернатор Джерри Браун, передаёт New York Post.

Согласно нововведению к концу 2019 года во всех фирмах, базирующихся в Калифорнии, в составе совета директоров должна быть как минимум одна женщина. Через три года в зависимости от размеров совета их число необходимо увеличить до трёх.

За первое нарушение могут оштрафовать на сумму до 100 тысяч долларов, за последующие — 300 тысяч. Кроме того, штраф в 100 тысяч долларов грозит и тем компаниям, которые в принципе не сообщат о составе директоров.

Калифорния стала первым штатом в США, в котором установлена подобная норма. Такие меры уже действуют в ряде других стран мира, в том числе в Норвегии и во Франции. Отмечается, что в Калифорнии не менее четверти компаний не имеют женщин в составе руководства.

С российской стороны смотреть на подобные законотворческие экзерсисы, по меньшей мере, странно. Россиянам в принципе непонятно, из-за чего, собственно, сыр-бор разгорелся. Чтобы это понять, надо знать западную модель управления государственными структурами и бизнесом.

В своё время мне довелось работать в московском филиале крупной американской компании. Это был (да что там был, он и сейчас есть) планетарный бизнес-монстр семейки П., штаб-квартира в Чикаго, штат Иллинойс, США, свыше 300 филиалов по всем странам мира с оборотом в миллиарды долларов. Принцип работы компании заключался в том, что, приходя на местный рынок, через три года они передавали бразды правления национальным кадрам. Но первые три года филиалом управляли варяги Запада.

Каждый понедельник на втором этаже, где располагалась администрация, проводилась планёрка, и это мог видеть каждый, кто проходил мимо. Дело в том, что офисная система компании была выполнена в американском формате «опен-спейс», то есть все кабинеты управленцев, включая комнаты переговоров и совещаний, располагались за стеклянными стенами. И в течение рабочего дня любой менеджер, включая топовых, был как на ладони.

Планёрка проводилась за столом в стиле рыцарей короля Артура, разве что стол был не круглым, а прямоугольным. Глядя со стороны, было заметно, что практически все руководители департаментов были мужчинами, вдоль длинного стола сидели плотные ряды тёмно-серых пиджаков, и лишь в одном месте серый фон разбавлялся белым пятном женской блузки – руководителя АХО немки Бригитты. И так было на протяжении трёх лет, женщин в руководстве компании, как и на всем Западе, традиционно не жаловали.

И это ответ на вопрос, почему выстраданный феминизм пришёл в Россию с Запада. А когда феминистки пришли в Россию, они не нашли понимания, поскольку многие сферы трудовой деятельности у нас давно и прочно оккупированы женщинами. Как говорится, у нас это вам не там. За что бороться, если нами всё давно схвачено, посмеиваются российские женщины. Школы, вузы, налоговая служба, пенсионный фонд, министерства, отели, общепит, масс-медиа, учреждения культуры, офисы — везде женщины. И это катастрофически плохо для нашей страны. Это значит, что в ближайшем будущем в мировой конкуренции мы всегда будем в проигрыше.

Почему?

В одном из интервью писатель Алексей Иванов сказал, что «современная жизнь предъявляет России мужские вызовы, а Россия отвечает на них по-женски». И проводит конкретные примеры.

Один из главных вызовов, которые жизнь предъявляет России, — это воровство, коррупция. Ответ на это по мужскому гендеру — наказать, по женскому — простить. Россия, вместо того чтобы наказывать, прощает воров. Примеров этому – масса.

Далее, по мужскому гендеру власть оспаривают, по женскому — любят. Женщина всегда принимает, мужчина всегда борется. У нас в традиции боязнь и почитание власти, это очень по-женски.

В принципе, главенствующий гендер в государстве объясняет многое, если не всё. Развал и экономическая разруха очень часто начинается с женской модели управления.

Спустя три года варяги один за другим стали из компании уходить, их места — сюрприз! – тут же стали занимать, кто бы вы подумали? Ну конечно же дамы. Начальника отдела кадров, здоровенного голландца Дирка, сменила свежеиспечённая выпускница лингвистического университета «наша Маша-растеряша», которая тут же привела за собой стаю верных подруг в брючных костюмах от Нины Риччи. Подруги были озабочены чем угодно, только не кадровой политикой компании. Соответственно, уровень сервиса стал неуклонно падать.

Кстати, подобную картину можно наблюдать во многих вполне себе российских учреждениях, здесь можно вспомнить когда-то известную и очень успешную в Комсомольске торговую компанию, руководитель которой и депутатом был, и на Гималаи с флагом Комсомольска карабкался, правда, чёрт знает зачем. В начале своей деятельности компанией управляли трое мужчин, один из которых умер, другой уехал в Канаду, а третий то ли постарел и махнул на все рукой, то ли просто оказался балбесом, понабрал на все ключевые должности девушек с распущенными волосами до пояса, которые за какие-то пару лет практически под плинтус благополучно развалили компанию.

В общем и целом что это для нас значит? Хотим мы этого или не хотим, но современный мир устроен по мужскому гендеру, это было, есть и, надеюсь, будет. Если мы поменяем государственный гендер, то, безусловно, будем более успешны. Но сменить его очень сложно, поэтому надо просто знать, как мы устроены, и выбирать разумный образ действий, исходя из того, что есть.

Один комментарий.

  1. Николай

    Любопытно, любимым предметом автора по школе была счетная грамота? Ежели нет, то где же ему привили знак равенства меж женским полом и плохим управленцем? Аккуратнее с подменой понятий нужно обращаться.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
Яндекс.Метрика