Даже зимой случаются события, которые способствуют появлению новых уютных мест — тёплых, светлых, будто всё лучшее из детства, сговорившись, собралось и решило нас за что-то порадовать. Когда нет ощущения подростковой надломленности и борьбы с миром (или за мир), взрослого трезвого взгляда, а есть спокойное, тихое, уютное, отдохновенное. Такое место сейчас на втором этаже библиотеки им. Н.Островского, где открылась выставка «Краской и карандашом» Александра ТРИПОЛЬСКОГО и учеников его студии «Творческие люди».

Атмосфера творчества всегда присутствовала в родительском доме Александра: рисовали его мама и дедушка. На протяжении десятилетий ближайшие родственники посвящали свою жизнь педагогической деятельности, так что Александр — профессиональный учитель в шестом поколении. Сейчас, совместив эти два факта своей биографии, Трипольский работает в художественной школе и передаёт детям свой талант, мастерство и любовь к искусству.

Ирина Шатилова, «Венеция»

— Лет пять-шесть назад ко мне подошёл взрослый человек и спосил: «Можете научить рисовать?». Я согласился, — рассказывает Александр. — Так, потихонечку мы сплотились, нас стало много, появлялись новые люди, новые идеи. Я занимаюсь с людьми разных возрастов и разных профессий. В студии проходят и мастер-классы, и учебные постановки, бывают работы, которые мы выполняем исходя из индивидуального интереса участника. Я постарался так построить работу, чтобы каждый мог проявить себя. Для нас открытие выставки — это начало, мы ещё будем представлять свои работы, думаю, что кто-то сможет организовать и свою персональную выставку. В процессе обучения происходит постоянный процесс обогащения, творчества, и, когда этот момент достигает результата, мы должны поделиться нашими взглядами и красотой, чтобы мир стал краше.

По мнению руководителя студии, выставка получилась разноплановой как по жанру, так и по цветовой гамме, яркой и выразительной. На стенах библиотеки нашли своё прибежище более 60 работ.

«Где быть легко самим собой…» — наверное, в этом секрет творческой мастерской Александра Трипольского. Художник разрешает своим ученикам быть теми, кем они являются далеко глубоко внутри себя. С таким учителем не стыдно разрешить своему внутреннему ребёнку проявить себя на холсте хоть краской, хоть карандашом.

Александр Шунейко, доктор филологических наук, профессор

— Ученики студии по-настоящему преданны делу рисования, видят в нём не средство наживы (как это свойственно некоторым посредственным профессиональным художникам), а способ постижения мира и его гармонизации за счёт пополнения эстетически значимыми формами. Еженедельные весёлые и лёгкие встречи группы по средам, как мне их довелось наблюдать, это органическое соединение дружеской вечеринки и мастер-класса.

Здесь обмениваются идеями и мыслями, читают стихи. И всё это не в ущерб, а в помощь профессиональному обучению. Мастер не только сообщает необходимую теоретическую информацию, он задаёт высокие образцы, поправляет работы, мягко советует и жёстко настаивает, развивает творческий потенциал, намечает перспективы. Участники погружаются в интересную и поучительную историю изобразительного искусства в её различных персоналиях. Коллектив работает в Комсомольске-на-Амуре, открыт для новых членов и ждёт новых участников.

— Выхожу недавно из мастерских на Ленина, 15: у крыльца в сугробе переминается с ноги на ногу замёрзший паренёк, — продолжает Александр Альфредович. — Смотрит на меня и спрашивает: «А здесь художник Трипольский рисованию учит?». «Здесь, — отвечаю ему, — иди, там тебя ждут». То же могу сказать и вам.

Елена Хохутова, «Рыба»

Ученица

— Я начала 10 лет назад, внезапно. Я раньше работала начальником снабжения, сейчас занимаюсь внуками. А в свободное от внуков время я занимаюсь живописью у Александра.

— Он строгий как педагог? Может сердиться?

— Да мы себя хорошо ведём, за что на нас ругаться? Он нас всегда хвалит.

Юлия, автор картины «Два друга»

— Профессия у меня творческая, я работаю в гончарной мастерской «Волшебный мир глины». Мне бы хотелось уделять больше времени живописи, и я его нахожу.

— Что сложнее, если это корректно спрашивать, создать из глины или написать работу?

— Искусство оно продолжается, перерождается… Как звезды, свет которых мы видим, а их уже нет. Если вы начали с керамики и перешли на живопись — это логично, это нормально, это и есть искусство, есть творчество.

Светлана Бурчак

Вячеслав, ученик:

— Все работы — это подарки кому-то. Я рисую дома, после работы. Не задумываюсь, рисуется само, просто есть желание выразить, поделиться. Раньше были трудности, была зажатость, а сейчас всё получается.

Ульяна БОРОВИНСКАЯ

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial